Театральный режиссёр из Польши Луцина Сосновска с января этого года живёт в Даугавпилсе и работает в городском театре. Луцина рассказала о том, как влюбилась в Даугавпилс, чем может быть опасна роль для актёра, и чем она собирается удивлять даугавпилсского зрителя.

О путешествии по жизни

Меня зовут Люси Сосновска. Живу в Кракове и в Варшаве, но я много путешествую, так что нельзя сказать, что я живу в каком-то одном месте. Я всегда счастлива, когда возвращаюсь в свою родную квартиру в Польше, но я не люблю надолго задерживаться в одном месте. Я объездила почти всю Европу и была, наверное, уже где-то в 30 европейских странах. Была я и в Южной Америке, в Бразилии и Венесуэле. Очень часто бываю в США, у меня там молодой человек живет. Когда я была чуть-чуть моложе, я ездила автостопом и вообще путешествовала тогда только ради собственного удовольствия. Сейчас я стараюсь совмещать удовольствие от посещения очередной страны с какими-то творческими делами.

О выборе профессии

Я не планировала становиться режиссёром, думала, что стану художником. В детстве было у меня такое ощущение и желание стать художником, я очень любила рисовать и делать фотографии. Я и сейчас делаю фотографии – в прошлом году я участвовала в выставке в Осло, я делала художественную инсталляцию, куда входил и текст, который я написала, и видеосъемка, и фотография. Инсталляция была посвящена снам и воспоминаниям.

Потом, когда мне было 20 лет, я очень много путешествовала по Европе, и тогда мне пришла в голову мысль стать кинорежиссёром. Я тогда очень много смотрела фильмов и была на многих кинофестивалях, и мне очень хотелось делать хорошее кино.

Но потом, во время учебы в Ягеллонском университете в Кракове, я очень часто ходила в театр, и у меня появилось желание стать именно театральным режиссёром, чтобы с помощью театра говорить о важных для меня вещах: о метафизических темах, о том, что такое Бог, кто такой человек, как человек превращается из хорошего человека в монстра, и где эта грань между хорошим человеком и чудовищем. Я просто решила поступить в театральную академию, и это получилось. Так я и стала режиссёром.

Театральный режиссёр Луцина Сосновска
Фото: Ирина Маскаленко

О знакомстве с Даугавпилсом

Пять лет назад, в Кракове, я познакомилась с Георгием Сурковым (театральный режиссер из Риги, работающий в Даугавпилсском театре с 2014 года), он тогда учился в Польше по программе обмена студентами Erasmus. И он меня пригласил на международный театральный фестиваль Telpa: Daugavpils для начинающих режиссеров. Он мне сказал: «Люси, может ты приедешь к нам на фестиваль, а  потом сделаешь спектакль в нашем театре?». Я согласилась, потому что хотела узнать больше о Латвии. Во время фестиваля мы все жили в городе – в этом и была наша задача, прожить в Даугавпилсе какое-то время и потом в виде театральной постановки показать свои переживания и мысли о городе. Сейчас я понимаю, что уже влюбилась в ваш город. Теперь каждый второй год я приезжаю в Даугавпилс.

О жителях Даугавпилса

Первый раз я приехала летом 2015 года, и тогда мне не показалось, что у вас депрессивный город – было лето, и было много зелени, люди выглядели приветливо. Но сейчас иногда так кажется, особенно зимой – люди бывают очень хмурыми и улыбаются даже реже, чем в Польше. Люди зрелого возраста, как мне кажется, не чувствуют ещё, что они находятся в Европе 21 века – они достаточно закрытые, в них ещё силён советский менталитет, но они, как и все даугавпилчане, приветливы и с радостью приходят на помощь.

О любимых местах и магии

Первое место, которое меня вдохновляет это, наверное, кафе «Доктор горилка», я хожу туда наблюдать за людьми, это очень интересно – просто наблюдать за людьми. Ещё я люблю Крепость, но у меня двойственное отношение к этому месту: с одной стороны я люблю саму Крепость, я люблю гулять по крепостным валам, но сам район мне не нравится – он застыл во времени, там ничего не меняется, именно эта статичность мне и не нравится…

Даугавпилс очень спокойный и тихий город, здесь всё очень близко расположено, например, в прошлом декабре я была в Нью-Йорке, у своего парня, и хоть я и была там только неделю, я очень устала от этого города, я поняла, что не смогу там жить, а в Даугавпилсе есть какая-то магия.

Мне нравится озеро Стропы. Я люблю латгальские деревеньки вокруг города и латгальскую баню. В Польше у нас нет такой традиции в баню ходить, у нас только сауны есть, но это не то. Вы здесь вообще ближе к природе.

Театральный режиссёр Луцина Сосновска
Фото: Ирина Маскаленко

О разнице между режиссёром кино и театральным режиссёром

Ну, в кино всё по-другому! Самая главная разница, наверное, в работе с актёрами – в театре ты фокусируешься на актёре, добиваясь того, чтобы он был «настоящим» на сцене и влиял своим существованием на зрителя. В кино же всё более «технично», я бы сказала.

Я думаю, есть какая-то грустность, если мы сравниваем кино и театр. Театр более эфемерный, и в этом есть какая-то меланхолия – ты ставишь постановку, и потом всё это исчезает. Этим мне нравится театр – своей эфемерностью, чувством потери, после того как ты поставил пьесу. Я люблю делать авангардный театр, мой театр — это не совсем «театр» в привычном смысле слова. Но я хочу делать и кино тоже!

О любимых кинорежиссёрах

Я очень люблю Луи Бунюэля и все его фильмы. Раньше я была влюблена в фильмы Бергмана, но сейчас, наверное, это Жан-Люк Годар и вообще французская новая волна 60-х. Дэвид Линч, конечно, — это моя любовь и Вернер Херцог – мне нравится, как он соединяет документалистику, игру актеров и что-то такое метафизическое. Из русских режиссеров я люблю Звягинцева.

О Тарантино

Мне нравится фильм «Бесславные ублюдки». У нас в Польше тема холокоста во время Второй Мировой Войны – это очень чувствительная тема. Но Тарантино показал нацистов и войну смешной, и это делалось не просто для того, чтобы посмеяться. Этот фильм можно сравнить с фильмом «Диктатор», где Чарли Чаплин изобразил Гитлера. Тарантино прекрасно понимал, что если мы хотим говорить о холокосте в 21 веке, надо убрать ореол святости и неприкосновенности, окружающий холокост. Хорошо (Луцина изображает пальцами кавычки) смеяться над холокостом. Благодаря этому мы понимаем, что холокост был большой ошибкой, и это поможет нам в будущем избежать этой ошибки и не попасть в ту же ловушку. Смех  — терапия в этом случае, защитная реакция, которая помогает нам избавиться от страха перед такой темой, как холокост.

О страхе “белого листа”

Я уверена, что в каждой творческой работе иногда возникает такой кризис. Перед первой репетицией своей новой пьесы я иногда не хочу идти на неё, я опаздываю иногда сильно, я боюсь начать.

В таких случаях я обычно сначала медитирую, обращаю внимание на своё дыхание, стараюсь его контролировать. После того, как успокаиваюсь, я объясняю себе самой, что мне не надо будет вот прямо сейчас полностью ставить пьесу, что надо будет только подготовиться к этому.

Театральный режиссёр Луцина Сосновска
Фото: Ирина Маскаленко

О снятии стресса и алкоголе

Я справляюсь со стрессом с помощью спорта. Раньше, как и все начинающие художники, я справлялась со стрессом с помощью алкоголя. Но потом ты просто понимаешь, что алкоголь вообще не помогает, и ты начинаешь видеть, что у кого-то это превращается в зависимость, и ты не хочешь такого же для себя. Алкоголь плохо влияет и на творчество – ты теряешь связь со своей интуицией, с самим собой.

Об отношениях со зрителями

Я никогда во время работы не думаю, понравится моя постановка зрителю или нет. Я знаю, конечно, что зритель будет, и он мне нужен, но я всегда показываю свой личный взгляд на мир в своих постановках. Всё, что происходит на сцене, я воспринимаю, как церемонию между зрителем, актёрами и мной. Мне важно, когда зрители чувствуют дискомфорт. Не чувство опасности, а именно дискомфорт. Это не значит, что я ненавижу людей (улыбается). Просто, когда зритель не чувствует себя комфортно, он начинает задавать себе вопросы о том, что только что увидел. И тогда у нас с ним получается диалог.

Публика в Даугавпилсе хорошая. Но в вашем городе, как и везде, большинство зрителей идёт в театр для развлечения, а не для того чтобы смотреть какой-то авангардный театр, и много думать об увиденном, анализировать и задавать себе вопросы. Но это понемногу меняется, в Даугавпилсе понемногу появляется публика для авангардного театра. Люди уже готовы увидеть другие виды театра, которые являются не развлечением, а искусством.

О новой постановке

Я не люблю шокировать своего зрителя. Сорокина я не стала бы ставить. Но этой осенью я хочу поставить пьесу по Достоевскому, «Братья Карамазовы». Я хочу в этом спектакле показать психологию убийцы, но это не будет такой паноптикум – это не будет так: «Давайте посмотрим на убийцу». Мне не хочется читать мораль, я хочу показать в спектакле живого человека, со своими мотивами и мыслями, которого что-то толкнуло на преступление. Главный герой моей постановки не будет монстром.

И я хочу, чтобы актер, играющий убийцу встретился и поговорил с одним из убийц, сидящих в Даугавпилсской тюрьме. Для того, чтобы понять, как это – лишить жизни другого человека. Да, это опасно. И я знаю такие случаи, когда актёры попадали в больницу из-за того, что слишком сильно вживались в роль. Но я выбрала для этой роли очень сильного актёра, я знаю, что он справится.

Театральный режиссёр Луцина Сосновска
Фото: Ирина Маскаленко

Об отношениях с актёрами театра

Я вообще очень эмпатичный человек, и я всегда «чувствую» актёров. Я никогда их не оставляю в одиночестве, поддерживаю их. Мы всегда разговариваем и обсуждаем сложные роли.

Есть такие режиссеры, которые работают «через конфликт» с актёром, у них такой метод. Я работаю не так, я обычно говорю актёру: «Слушай, я тебе не верю. Сделай так, чтобы я увидела правду в тебе». Я объясняю человеку, в чем он ошибся, играя роль. Я вообще спокойный человек.

О зарплате и деньгах

Честно говоря, я не знаю (сколько зарабатывает, — прим.ред). Мой бухгалтер – это моя мама, она знает точно.

Я не люблю делать коммерческие постановки, театр для меня – инструмент для понимания жизни. Деньги — это тоже инструмент, я к ним не привязываюсь. Иногда я удивляюсь, когда мне платят деньги за работу – я ведь делаю это в первую очередь для себя. Деньги я трачу в основном на путешествия, потому что новые впечатления очень важны для моей работы. Я также верю в recycling (переработку, повторное использование, — прим.ред), и, например, одежду иногда покупаю в секонд-хендах.

О театре Даугавпилса и театральном искусстве

Театр Даугавпилса — очень спокойное и медитативное место, как и сам город, это помогает работать. В вашем театре, также, как и в городе, есть какая-то своя магия. Такая «магия» мне встречалась ещё только в одном месте, в театре во Вроцлаве.

Ещё конечно актёрская труппа. В вашем театре очень хорошие и талантливые актёры европейского уровня, я люблю с ними работать.

Театр появился потому, что человек хотел развлечений, но потом он поменялся. Сейчас театр — это место, где человек может глубже понять себя, испытать катарсис. Я думаю, что театр нужен для того, чтобы развиваться. Каждому человеку нужно хорошее искусство, каждому человеку нужен театр.

Справка: Луцина Сосновска, 30 лет. В Даугавпилсе поставила 3 спектакля: «Человек обыкновенный» (2018), «Гамлет» (2016), «У нас всё хорошо» (2015). Работала в «Польском театре» Вроцлава, «Современном театре» в Варшаве и «Старом театре» Кракова. Работает в стиле «авангард». В 2015 году спектакль Луцины Сосновской «У нас всё хорошо» номинировался на главную театральную премию Латвии Spēlmaņu nakts в номинации «Лучший спектакль малой формы».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
4 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

[…] режиссёр спектакля – Луцина Сосновска, она уже много лет успешно сотрудничает с нашим […]

trackback

[…] 6 ноября в 18:30 и 7 ноября в 12:00 в Даугавпилсском театре пройдёт спектакль «Гамлет». Режиссёр: Луцина Сосновска. […]

trackback

[…] режиссёр из Польши Луцина Сосновска в Даугавпилсском театре уже поставила спектакли […]

trackback

[…] — премьера спектакля «Карамазов». Режиссёр: Луцина Сосновска (Польша). Подробно об этом спектакле мы писали […]