Стереотипы о мигрантах. Что думают о приезжих жители Латгалии

Фото со страницы на фейсбуке Integration.lv
Фото со страницы на фейсбуке Integration.lv

«Чайка» участвует в проекте Рижского университета им. П. Страдиня и Видземской высшей школы для медиа профессионалов «Развитие ответственной, многообразной и качественной журналистики в латвийских национальных и региональных СМИ, которая способствует социальной интеграции граждан третьих стран в Латвии». В рамках этого проекта мы уже написали несколько материалов о людях, которые приехали жить в Латвию из третьих стран. Впереди – ещё серия исследовательских материалов на эту тему. 

Речь идёт именно о гражданах третьих стран, то есть государств, не входящих в ЕС. В Латвии граждан третьих стран определяют так: это лица, которые не являются негражданами или гражданами Латвийской Республики, гражданами других стран-участниц ЕС, стран Европейской экономической зоны или Швейцарской конфедерации. В Латвии граждане третьих стран получают временный или постоянный вид на жительство. Людей, которые по разным причинам сменили страну и место жительства, називают мигрантами. 

Стереотипы неизбежны

«Одна из потенциальных проблем, связанная с беженцами и теми, кто ищет убежище, при публикациях в прессе – это стереотипизация. Она связана с суждениями о ком-либо, которые базируются на нашем общем представлении о группе. То есть, если мы что-либо думаем о какой-либо группе, то есть тенденция так же думать о её отдельных представителях», — говорит Янис Бухолц, ассоциированный профессор Видземской высшей школы. 

Стереотипы возникают от незнания и страха. Людям свойственно судить о том, чего они не знают, с чем близко не сталкивались, и тема мигрантов, как мы убедились – одна из них. Пресса – один из основных источников информации, и именно СМИ зачастую формируют представления общества о «чужих», приезжих, иностранцах. У каждого есть своё представление о приезжих, и в этом материале мы попытаемся понять, что думают о мигрантах жители Латгалии.

Отношение зависит от причины приезда

Мы провели опрос среди жителей Даугавпилса, Краславы, Лудзы, Илуксте, Прейли и Резекне, в котором задали три вопроса:

  1. Что вы думаете о приезжих в Латвию, независимо от их национальности и цели приезда?
  2. Каким был ваш личный опыт общения с мигрантами (если такой был) — положительным или отрицательным?
  3. Какие стереотипы, связанные с приезжими, с мигрантами, по вашему мнению, есть в латвийском обществе?

Даугавпилчане Светлана и Максим Ветровы (имена изменены) сами шесть лет были мигрантами. Семья уехала в Болгарию, но в прошлом году они вернулись на родину. Приезжим в Латвию они не рады: «Это редкие исключения, когда приезжие изучают язык и стараются ассимилироваться. Большинство случаев показывают, что работать они не хотят, а хотят сидеть на пособиях и «мутить схемы». Про темнокожих и беженцев даже говорить не хочется. Если они никому не нужны у себя на родине и ничего не хотят там делать, то зачем они нам? С чужой культурой, чужим языком и чужими традициями?». 

По наблюдениям Светланы, в Риге в последние годы очень прибавилось индусов и темнокожих, и ей не понравилось их вызывающее поведение. «Я думаю, что это те люди, которые будут учить нас, как нам жить, как только их станет здесь чуть больше», — говорит она и приводит пример украинцев. После событий на Майдане многие украинцы поехали жить в Болгарию, основали там свои диаспоры, раскрутили бизнес. «Спустя какое-то время они начали устраивать пикеты в Бургасе и в Варне с требованием не пускать в Болгарию россиян. Это очень удобная позиция — сбежать из своей страны, хорошо устроиться в чужой и начинать диктовать свои условия и правила жизни. Нашей маленькой провинциальной Латвии это уж точно не нужно». 

В Латвии опыт общения с мигрантами у Светланы и Максима был минимальный – с продавцом на рынке. Но в Болгарии, как и большинство латвийцев, уехавших в другие страны, они общались тоже, в основном, с мигрантами, а не с местными. «Общались с семьей россиян и с двумя семьями украинцев. Россияне — наглые, ощущение, что им изначально все должны. И перестраиваться они не собираются. Те украинцы, с которыми мы общались — выучили язык, основали фирмы и трудятся в поте лица. Вежливые и адекватные. В Латвии знаем двух молодых женщин из Минска, которые вышли замуж за латвийцев и переехали сюда на ПМЖ. Они выучили язык, натурализовались, работают и платят налоги, уважая страну, в которую приехали. Кстати, есть разница, как приехать сюда жить — если ты приезжаешь в качестве мужа или жены к местному, то ассимилируешься быстрее, и есть больше шансов, что искренне полюбишь эту страну. А если приезжаешь со своей семьей, в которой царит свой прежний устав и свой мир, то ассимиляции может вообще не случиться». 

Основной стереотип латвийского общества, по мнению Ветровых, в том, что приезжие «отбирают» у местных жителей работу: «Но по факту так и получается — наши за минималку работать не хотят, а приезжие зачастую соглашаются. При этом работодатель рад платить им минималку официально, а остальное – в конверте. То, что общество сегодня не хочет терпимо относиться к приезжим — вполне понятно. Люди просто не хотят никаких, даже малейших, потрясений от чужаков. А чего от них ждать — никто не знает, разницу менталитетов никуда не спрячешь, она есть и будет».

Чувство угрозы на подсознательном уровне

«Наверное, человеку свойственно полагать, что у него нет ксенофобии, ровно до того момента, пока он не столкнется с «чужими» напрямую. Так что, пускай приезжают, а там поглядим. Единственное, чего бы мне категорически не хотелось в Даугавпилсе, — это очередного «компактного расселения» мигрантов на моей родной улице Шаура», — говорит Алла, которая работает педагогом. У неё не было опыта общения с мигрантами. Она считает, что нужно строго разграничивать трудовую миграцию и беженцев: «Мне кажется, что это разные категории: одни целенаправленно едут работать в конкретную страну, вторые бегут от ужасов собственной, а тут уж выбирать сложнее — какая страна приняла, та и сгодится на первых порах».

По её мнению, стереотипы общества о мигрантах напрямую связаны с многочисленными страхами. Во-первых, это боязнь того, что мигранты отнимут рабочие места у местных, потому что будут работать за более низкую зарплату. Во-вторых, беженцам платят более высокое пособие, чем местным, быстрее дают муниципальное жильё, они лучше защищены социально, а это несправедливо. «И третий, самый страшный страх – чужаки понаедут в своих хиджабах и понастроят своих мечетей, а потом всё взорвут…».

Открытый мир

Даугавпилчанин Игорь Ванагс говорит, что приезжих в любой стране воспринимают настороженно, и это нормально, но важно то, как латвийские власти готовят своё общество к мигрантам, не сами ли власти проводят своеобразный барьер между местными и приезжими? «Я помню, как в Латвии многие возмущались, когда здесь собирались принимать беженцев и платить им пособия, размер которых очень отличался от сумм, получаемых латвийцами. Тогда людям казалось, что власти думают не о своих жителях, а только о тех, кто сюда, возможно, никогда не приедет», — отмечает он. 

«Мир открыт – никто не запретит кому-то сюда приехать. Я сейчас могу говорить, что мне, например, не нравится, что на улице или в кафе я встречаю людей с неславянской внешностью, но если я перееду жить в другую страну, то сам стану мигрантом и буду понимать настороженное восприятие местных жителей», — рассуждает Игорь. Он и сам несколько лет жил в США, в районе одного из больших городов, где людей с европейской внешностью было очень мало. 

Ещё он отмечает, что много раз сталкивался со стереотипами о русских – как в Латвии, так и в других странах: «В Латвии до сих пор современных русских автоматически приравнивают к советской власти, а, значит, к потенциальным врагам, оккупантам. А, например, в США у местных жителей стереотипы формируются от увиденного ими по ТВ – все русские дикие, невоспитанные и живут только в России, где власть захватил диктатор – примерно так».

Ксенофобии подвержены все

Андрей Якубовский из Краславы говорит, что мнение о приезжих у жителей Латвии складывается в зависимости от цели их приезда: «Кто-то приехал, потому что не может жить в своей стране, не чувствует себя там в безопасности, ему некомфортно, поскольку его дискриминируют по какому-либо признаку и т. д. Кто-то приехал, потому что узнал, что здесь его будут кормить, даже если он и не подумает интегрироваться. А возможно, что человек приехал, чтобы дестабилизировать жизнь в Латвии? Могут же быть и преступные цели». 

У Андрея был и положительный, и отрицательный опыт общения с мигрантами. Например, ему запомнились пакистанцы в закусочной, которые выучили латышский язык и общались на нём с клиентами. В Краславском крае живёт семья из Азербайджана, которая разводит осетров и стерлядей. «Семья замечательная, просто образцовая, а воспитанности и креативности их чудных детишек можно только позавидовать. Можно ещё рассказать о поварах из Узбекистана, о строителях из Беларуси и Украины. Замечательные, трудолюбивые и открытые люди. Негативный опыт — это те аферисты, с которыми многие встречаются в крупных городах, да и в маленькие городки они заглядывают. Но, всё же, абсолютное большинство этих людей прибывают к нам из некоторых стран Евросоюза, а не их третьих стран». 

Ксенофобии, по мнению Андрея Якубовского, в той или иной степени подвержены все. Люди, например, боятся мусульман, в каждом видя террориста, боевика или просто опасного человека. «Мало кто знает, что статистически среди террористов чаще всего встречаются отнюдь не мусульмане. Некоторые из стереотипов основываются на опыте наших соседей по ЕС, некоторые на безграмотности, невежестве», — говорит Андрей Якубовский. 

Пенсионер Дмитрий Поздняков из Илуксте отмечает, что к мигрантам у него положительное отношение. «Наверное, потому, что я сам мигрант – ещё в советское время, как и многие, сюда приехал. И как многие – я негражданин Латвии, «негр»», — говорит он. У него много знакомых, кто в 80-90-е годы приехал жить в Латвию. Современные мигранты, по мнению Дмитрия, это, в основном, рабочая сила, т. е. временные мигранты, потому что местные не хотят работать, предпочитая сидеть на пособиях, а молодежь вся уезжает.  

«Латвии исключительно сильно нужны приезжие из самых разных стран. И в силу демографических причин, и в силу экономических причин, и для культурной и духовной диверсификации общества. Не только туристы, а и люди, которые останутся и свяжут будущее со страной», — считает Всеволод Захаров. У него был только позитивный опыт общения с приезжими. Стереотипы о мигрантах, по мнению Всеволода, есть, в основном, у старшего поколения.

Обыкновенный расизм

«Слава Богу, что у нас нет протестов, как в США, но расизм у нас тоже присутствует, — считает Анна, жительница Прейли. – Может, я неправильно употребляю понятия, но это можно назвать также дискриминацией, например, по отношению к русским. Я также читала о недавнем случае, когда латышский парень спас из воды девушек из Алжира, и люди (местные жители!) проявили просто удивительную жестокость. У меня есть знакомая пара, она — латышка, он — белорус. Смешанных семей в Латгалии вообще очень-очень много». 

Случай с алжирскими студентками – классический пример того, что в Латвии называют naida runa, т. е. язык вражды или хейтспич (англ.).

Доцент кафедры коммуникаций Рижского университета Страдиня Иван Янис Михайлов так определяет это очень актуальное сейчас явление:

  • язык вражды охватывает все формы выражения, которые распространяют, побуждают, способствуют или оправдывают расистскую ненависть, ксенофобию, антисемитизм или другие формы ненависти, основанные на нетерпимости (в том числе агрессивный национализм, этноцентризм, дискриминация и ненависть к национальным меньшинствам, мигрантам и людям иностранного происхождения);
  • язык вражды – высказывания, которые направлены не против какой-то идеи или мнения, а против какой-либо группы общества (или её члена), которая менее защищена и отличается от большинства только потому, что у неё (него) другой цвет кожи, язык, национальность, религиозная принадлежность, сексуальная ориентация и т. д. 

На тему расизма в программе «900 секунд» недавно высказался президент Латвии Эгилс Левитс. 

Чувство ностальгии

Владислав Савченко из Лудзы думает, что мигранты, в большинстве своём, выбирают Латвию случайно: если это россияне, белорусы и жители бывшего СССР, то по старой памяти о Прибалтике. Если это люди из более далеких стран, то потому, что здесь Европа и довольно высокий уровень жизни, если сравнивать, например, с Узбекистаном, Индией, Сирией и т. д. 

«У меня был опыт общения с россиянином, который несколько лет жил в Латгалии. Он уехал потому, что развёлся и не был согласен с политикой власти. Купил здесь квартиру в маленьком городке, у него был вид на жительство. Работал нелегально, на подработках, у местных крестьян или на фирмах, где платили наличными. Потом женился на литовке и уехал жить в Литву. В целом, мне мотивация приезжих понятна – здесь зарплаты выше, чем в России, Белоруссии и Украине». 

«Мигранты — не проблема, русские и латыши — да»

Многие согласились участвовать в опросе только на условиях анонимности. Это особенность современного общества – люди часто прячутся за никами, за комментариями, только таким образом высказывая свою гражданскую позицию по каким-то наболевшим темам. В основном, те, кто согласился говорить анонимно, говорили не о проблеме мигрантов в Латвии – их здесь слишком мало и нет нужды делать из этого проблему, а об отношениях латышей и русских.

«Наше государство ещё недавно собиралось носиться с беженцами, как с какой-то драгоценностью, а то, что у нас русских считают оккупантами, это ничего?» — говорит пенсионер, который родился в Латвии, но так и не стал гражданином родной страны. «У меня 50 лет рабочего стажа, я всегда платил налоги. Сейчас на стройке, где я работал в последние годы, много украинцев. Хорошие, работящие ребята, но вот беда – латышского не знают! Но на работу их взяли. А потому что свои – латыши и русские – за границу уезжают!». Он также отметил притеснение русской прессы.

«Латвия была бы прекрасной, высокоразвитой страной, если бы здесь не было проблемы национальностей. Мои дети и внуки давно живут за границей, они там мигранты, но нигде нет такого отношения к другой нации, как в Латвии. Здесь постоянно стравливают русских и латышей, вот с этой проблемой пусть бы разобрались», — говорит пенсионер.

Одна жительница Даугавпилса говорит, что в Латвии все причины бед видят в России или в русских: «В русских автоматически видят угрозу, как будто они все из России только что приехали и пропагандируют идеологию Путина«.

Мигранты — хорошие работники

Один крестьянин из Латгалии также попросил не называть его имени. В его хозяйстве работали несколько мужчин из Украины. Собирались и в этом году приехать, но из-за пандемии Covid-19 не получилось. «Я о них только хорошее могу сказать – работящие, исполнительные. Да, выпивали, но строго в свободное время. Я несколько лет не мог найти работников среди местных – никто не идёт, никому не надо, а безработных вокруг очень много. Мне всё равно, кто они по национальности, главное, мы нашли общий язык. Слышал от других крестьян в Латвии, что в этом году просто беда – некому собирать урожай. Раньше у них тоже работники были не «из своих», а приезжие».

Украинцы нашли работу в Латгалии по рекомендации своих знакомых, которые уже ездили сюда работать на стройке. Мужчина считает, что люди из других стран, неважно каких, очень нужны Латвии, и не только как рабочая сила, но и постоянные, новые жители, потому что своё население стремительно сокращается.

«У нас в Латвии другие стереотипы: у латышей про русских, а у русских про латышей, и эти стереотипы и та и другая сторона искусственно создают», — говорит он. 

Не свои 

На улицах городов Резекне, Прейли и Краславы жители не очень охотно высказывались на тему мигрантов. Более общительной была молодежь, у которой, в отличие от старшего поколения, мнение о приезжих положительное. Многие молодые люди успели побывать за границей или учатся с иностранными студентами. «Я считаю, это хорошо, что люди едут сюда работать и жить. Вряд ли они выбрали Латвию случайно, значит, есть преимущества, которых нет в других странах», — говорит студентка Виктория. 

Пенсионеры же более категоричны: «Да что им тут делать? Работы нет, зарплаты мизерные, латышского не знают. Если бы власти официально приглашали к нам иностранных специалистов, предоставляли бы им жилье хотя бы, достойные зарплаты…», — говорит пенсионерка Ванда, у которой дети и внуки давно живут за границей. 

«Я много лет назад сюда приехал из Белоруссии, женился, работал. А моя жена — местная и негражданка. Прожили здесь 30 лет, а своими себя до конца не чувствуем. Лучше бы правительство заботилось о тех, кто ещё здесь остался», — машет рукой пожилой мужчина. 

Государство и миграционная политика

«В контексте международной миграции в каждом государстве важна не столько мотивация самих мигрирующих людей, сколько то, как их воспринимают, оценивают и «клеймят» как в стране происхождения, так и в стране, куда они приехали», — говорит Янис Капустанс, лектор Видземской высшей школы. Миграционная политика в каждой стране своя, но её главные аспекты везде одинаковы. Во-первых, какое будущее ждёт мигрантов (вовлечение, интеграция в общество или исключение из него). Во-вторых, проблемы отличия культуры мигрантов – является ли их адаптация в чужой стране только их проблемой? 

Один из ведущих исследовательских центров Латвии SKDS в течение последних пяти лет не проводил исследований об отношении жителей Латвии к гражданам третьих стран или стереотипах латвийского общества о мигрантах, сообщил «Чайке» директор центра Арнис Кактиньш. Однако такое углубленное изучение ситуации в 2017 году осуществил Балтийский институт социальных наук – частная бесприбыльная организация, занимающаяся исследованиями актуальных политических и социальных тем Латвии. Впервые центр эту тему начал изучать еще в 2009 году. Ознакомиться с масштабным исследованием «Изучение ситуации граждан третьих стран в Латвии 2017» можно здесь.

Кстати, в Латвии в 2014 году при Министерстве культуры был создан Фонд прибежища, миграции и интеграции, целью которого является поддержка законной миграции и эффективная интеграция граждан третьих стран. Также в Риге и четырёх городах регионов Латвии (Даугавпилс, Елгава, Цесис и Лиепая) работают информационные центры для переселенцев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Article 2
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments