«Воспитание детей начинается с воспитания себя», — Сандра Семёнова, мама подростков об отношениях с сыновьями

Сандра Семёнова. Фото: Жанна Шилейнис-Шилейко
Сандра Семёнова с сыном Артуром. Фото: Жанна Шилейнис-Шилейко

Мы продолжаем тему отношений подростков и их родителей. В этот раз мы поговорили с Сандрой Семёновой, мамой двух ребят – Артура, 18 лет, и Константина, 11 лет. Сандра рассказала о своих родительских ошибках, о том, как поменяла подход к воспитанию детей и что ей в этом помогло. А также прочитала нам отрывки из дневника, куда записывает диалоги с сыновьями. Если честно, мы остались под впечатлением от беседы с Сандрой. От того, как осознанно она подходит к родительству и какую работу ведёт над собой. Мы надеемся, что интервью получилось не только интересным, но и полезным. В общем, почитайте!

Насколько близки ваши отношения с сыновьями?

Сейчас очень близки. Это выражается в том, что они не боятся меня, как родителя.

А раньше было иначе? 

Старшему сейчас 18 лет, его подростковый возраст начался лет шесть назад. В то время и я была другой.

Из-за чего в то время у вас случались конфликты?

Сейчас я уже могу точно утверждать – конфликты происходят не из-за детей. Они случаются из-за поведения родителей. И, если со старшим сыном Артуром у нас случались раздоры в начале его подросткового возраста, то это просто была его реакция на мои высказывания и поступки. Я тогда была полностью уверена в своей правоте, считала, что делаю всё, чтобы правильно воспитывать сына и что все мои требования идут ему только во благо. 

Можете привести пример?

Недавно с сыном вспоминали один случай, и он прокомментировал мне свои чувства, которые тогда испытал. Мы с ним собирались в кино, он должен был сделать к этому времени уроки. Когда до начала фильма оставалось около часа, я спросила о том, как дела с домашним заданием. Артур ответил, что всё сделал. Я начала проверять, оказалось, что английский выполнен с ошибками. Я ему на повышенных тонах объявила: «Ни в какое кино не пойдёшь, пока не исправишь!». И дала 20 минут на то, чтобы их найти и исправить. Когда он это сделал, я стала проверять. Оказалось, что некоторые ошибки не исправлены. Тогда я с чувством абсолютной справедливости и своей правоты сказала: «Всё, ты остаёшься дома!». Он остался, а мы с мужем ушли…

И вот, спустя несколько лет, он поделился, что испытал тогда дикую обиду. Ведь он старался сделать уроки, чтобы пойти с нами в кино, но не пошёл. Это чувство несправедливости очень сильно отложилось у него в памяти.   

На ум приходит ещё один показательный случай того, как не надо делать. Мы всей семьёй сидели за столом, обсуждали очередную проблему. В какой-то момент муж не выдержал реакцию сына, ударил по столу кулаком и произнёс: «Будет так, потому что я сказал!». Сейчас мы стараемся себя так не вести. Но мне очень жаль, что реагировали подобным образом раньше.

Как вам удаётся сдерживать эмоции, не выходить из себя?

Раньше любой малозначительный раздражитель, такой, как грязный стол, рюкзак под ногами в узком коридоре, запускали неадекватную по своей силе реакцию. Доставалось всем и за всё. Теперь я стараюсь сразу проговаривать эмоцию, которую я чувствую. Когда я понимаю, что подступает гнев, раздражение, то стараюсь объяснять из-за чего я нервничаю. Пытаюсь сформулировать ту, настоящую, причину, которая меня беспокоит. Или говорю детям: «Я начинаю волноваться, пожалуй, я пойду». И ухожу, чтобы успокоиться.

То есть, делитесь тем, из-за чего волнуетесь в данный момент?

Да, я практикуюсь в этом, и у меня с каждым разом всё лучше получается. Я детям вслух говорю, как я себя чувствую. 

Вы согласились поговорить с нами на очень личную тему ваших отношений с сыновьями-подростками. Почему вы решили это сделать? 

Я читаю много книг по психологии и смотрю различные лекции на тему саморазвития и отношений. Для себя я нашла то, что мне реально помогает и работает на практике. Но я вижу, что многие вокруг не видят, в чём проблема. И мне хочется, чтобы люди задумались о том, что воспитание детей начинается с воспитания себя. Когда приходит это осознание, на многие привычные вещи начинаешь смотреть иначе.   

Что именно вам помогло?

Например, действенными для меня оказались 6 правил российского психолога Михаила Лабковского. Я каждое из них стараюсь применять. Раньше я всё хотела детей исправлять, а сейчас каждый раз, когда эта мысль в голову приходит, вспоминаю, как Лабковский говорит: «Займитесь-ка, вы, мамаша, собой. Будете вы спокойная, будет и с детьми всё в порядке». Я убедилась, что так и есть.

Можете привести пример использования какого-нибудь из этих шести правил в отношении своих детей?

Одно из них гласит: «Делать только то, что хочется» (при этом, не нарушая чужих границ и не причиняя другим вреда). Например, завтрак. У нас раньше было так – ставили ребёнку тарелку на стол со словами: «Что дали, то и ешь». А сейчас я говорю: «У нас есть то-то и то-то», и перечисляю все возможные варианты. Спрашиваю: «Кто что будет?». Каждый ест, что хочет из того, что есть. Все довольны.

Проблемы, которые у вас были с сыновьями, похожи на те, которые у вас были с вашими родителями, когда вы были ребёнком? 

У меня была полная уверенность, что я буду другой мамой, но по факту поступала так же. Мне не нравилось, как было со мной, я хотела иначе, но не умела и не знала, как. Вот случай из моего детства. Был жаркий летний день. Я хотела набрать в пруду воды для собаки. Чтобы зачерпнуть воды, я прошла на самый конец доски, перекинутой через балку. Сработала физика – доска с берега поднялась в воздух, а я шлёпнулась в воду. Потом помню, как я прячусь за плиту и бабушку, которая жарит блины. В центре кухни стоит мама и кричит на меня. Помню свою обиду и недоумение – ей бы радоваться, что я жива-здорова, а она на меня кричит. Когда мой собственный сын примерно в том же возрасте однажды долго не приходил домой, и у дома, и в ближайших дворах его не было, то, когда он объявился, его встретила мать, то есть – я, со скандалом.

Но есть же ситуации, когда родитель должен определить для подростка рамки, границы? Например, когда ему хочется попробовать что-то, возможно, не очень безопасное? 

То есть, вы у меня спрашиваете, что я делаю, когда я за него боюсь? 

И это тоже.

Давайте я вам про конкретный случай расскажу (Сандра достаёт из сумки исписанную тетрадь). У меня тут дневник, я в него целые диалоги записываю, удачные и не очень. Ну вот, допустим, весной с младшим такая ситуация была. Он катался на велосипеде, мне звонит и говорит: «Мама, я хочу вокруг Стропского озера поехать, но у меня только два процента зарядки в телефоне осталось». Я ему в ответ: «Какое Стропское озеро, там же такое движение, машины!». В общем, я его уговорила, чтобы он не ехал, аргументируя тем, что у него сядет телефон, и я буду волноваться. 

На следующий день ближе к вечеру он сказал: «Мама, тебе это не понравится, но я объехал вокруг озера». Сказал и смотрит на меня. Первый порыв был орать: «Да как ты…», ну и так далее. К счастью, буквально перед этим я читала о похожей ситуации в книге российского психолога Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребёнком. Как?». Смысл в том, что нужно отследить свою первоначальную эмоцию. Я поняла, что почувствовала радость от того, что ребёнок дома и с ним ничего не случилось. И сказала: «Я рада, что ты дома и что с тобой всё хорошо». На этом всё закончилось, не было ссоры. Всё дело в моей реакции. 

Как найти баланс, чтобы не переусердствовать в воспитании и позволить ребёнку быть самим собой?

Оставить его в покое. И делать то, что родители должны – обеспечить кровом и едой. А ещё — учиться слушать и учиться разговаривать.

Но если растить ребёнка, оставив его в покое, у него могут сложиться расплывчатые представления о том, что хорошо и плохо. Например, если бы ваш сын обидел одноклассника, какая была бы ваша реакция?

Не знаю. Но я точно знаю, что негативное поведение моего ребёнка – это следствие моего обращения с ним. Он такой, потому что я – такой родитель. Он агрессивный и делает плохо тем, кто слабее, потому что им в семье командуют, критикуют, делают постоянные замечания о том, какой он или как поступил. Ребёнок против родителей сказать ничего не может, замалчивает обиду, а потом идёт и вымещает переживания на других. Это – борьба с последствиями, а корень остаётся в семье, в отношениях с родителями. 

Вы верите в идеальную семью?

Мне не нравится такая формулировка. Я бы говорила – нормальная семья. Такая, где общаются на равных. Где нет этих перекосов на тему «прав у кого больше прав, а попросту – власти», мол делай, как говорит старший, и всё тут. Где родители заботятся о детях, поддерживают, выслушивают и разговаривают. Но, наверное, для кого-то идеальная семья – когда ребёнок беспрекословно слушается и помалкивает.

Что вы делаете, когда всё же случаются разногласия с детьми?

Я практикую я-сообщения. Например, сын собирается что-то сделать, а мне это не очень нравится. Я ему говорю, что я чувствую по данному поводу. Привожу аргументы за или против. Я говорю о себе. Он же может со мной согласиться или нет. Конечно, спокойнее, если он согласится со мной. Но если нет, то я не навязываю, потому что это – принуждение, а значит, отсутствие свободы выбора. 

Мой опыт показывает, что «я-сообщения» действительно работают, потому что дети по своей природе очень хорошие, открытые. И, если с человеком нормально общаются, то у него раскрывается вся его внутренняя доброта. Злыми детей делают взрослые, так дети протестуют против насилия, принуждения родителей.

Можете привести пример применения «я-сообщений» из вашей жизни?

Да, у меня даже записан диалог. Как-то у младшего были интенсивные тренировки, составленные тренером специально к соревнованиям. После них сын приходил очень усталым. За день до событий, про которые я расскажу, я увидела в общем чате, что тренер на следующий день планирует ещё более интенсивную нагрузку. И я захотела порадовать ребёнка лёгким ужином и приготовить курицу. По пути домой думала о том, как хорошо он сегодня потренируется и каким усталым вернётся. И вот я прихожу домой и вижу в коридоре обе пары его кроссовок. Спрашиваю: «Есть кто дома?». Открывается дверь ванной комнаты и я вижу своего спортсмена. «Неожиданно! Я думала ты на трене», говорю. Он: «Я сегодня отпросился после вчерашнего, отдохнуть хочу».

А сейчас, послушайте, самое интересное. Я в дневнике написала, что прежняя я сказала бы ему раньше в такой ситуации. Это звучало бы примерно так: «Да о чём ты думаешь, чем таким ты занят?! Весь день дома на диване у телека, даже на два часа на тренировку не можешь сходить! Посуда не вымыта! Мусор в ведре киснет! И что ты вообще ел за день?! Ах, телефон на зарядке? Конечно, целый день в нём сидеть!». Это, наверное, классика. Но на самом деле я сказала: «О, кровать заправлена, как приятно в комнату зайти. А я курицу купила, думала тебе приготовить лёгкий ужин для быстрого восстановления. В чате видела, что нагрузка ого-го сегодня, и это после вчерашнего… А ты на треню не пошёл. Мне так жаль! По-моему, ты упустил отличную возможность…».

В общем, я это всё спокойно сыну выдала. Говорила то, что на самом деле чувствовала, говорила о себе, а не о нём. Использовала как раз «я-сообщения». Он посмотрел на меня и сказал: «А я могу и на велике поехать». Я: «Да, велик лучше, чем ничего, но тренировку всё равно жаль». А дальше сын пошёл в гараж за велосипедом, а я на кухню курицу готовить.

То есть вы строите диалог на том, что чувствуете сами, при этом не нападая и не обвиняя?

Да, стараюсь сразу говорить, что не нравится. И, выясняя отношения, говорить только о себе – что я чувствую, думаю. Стараюсь приводить только факты и не выдвигать упрёки. Потому что, если есть упрёк, то ребёнок автоматически начинает защищаться и вспыхивает ссора.

А вы с сыновьями друзья?

Я бы не хотела говорить, что мы – друзья. Мы, скорее, на равных. Я не акцентирую, что я — мама, и поэтому имею какую-то особую власть. И нет такого, как раньше – раз я сказала, значит, так и будет. Благодаря этому сыновья всё больше открываются, видят, что нечего бояться. 

Я стараюсь не критиковать и не оценивать действия моих детей. Я стараюсь не приставать с вопросами. Когда им будет что сказать, они сами всё расскажут. Как говорит всё тот же Лабковский: «Когда ваш подросток откроет рот, вы свой закройте. Молчите и радуйтесь, что он вам что-то рассказывает». А своё мнение или советы можно высказать, если подросток об этом попросит.

А как вы проводите свободное время с семьёй? Что вас объединяет?

С младшим, например, занимаемся ориентированием. То, что мы оба в одной теме, улучшило наши отношения, сделало ближе. Здесь нет всезнающей мамы – сын бегает и ориентируется лучше меня. Мы обмениваемся впечатлениями о дистанциях, о совершённых ошибках и удачных решениях. Мы – в разных возрастных категориях, но на равных в неудачах и достижениях. А дома мы поём – старший сын и муж играют на гитаре, младший солирует, а я всех снимаю на видео. 

Видео: Жанна Шилейнис-Шилейко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments