«Детям в переходный период тоже нелегко», – Надежда, мама троих детей

Надежда Амелика. Фото: Жанна Шилейнис-Шилейко
Надежда Амелика. Фото: Жанна Шилейнис-Шилейко

Продолжая тему отношений подростков и их родителей, мы поговорили с Надеждой, мамой Яны (21 год), Константина (19 лет) и Донатаса (12 лет). Надежда рассказала, чему научил её переходный возраст детей, о принятии ребёнка таким, какой он есть, и о том, как она находит баланс между ответственностью родителя и сохранением доверительных отношений со своими ребятами. 

Расскажите, как проходили и проходят подростковые периоды ваших детей 

Мне кажется, мы довольно легко прошли через них с двумя старшими детьми, но конфликты и острые углы, конечно, были. Больше всего ошибок, наверное, совершали со старшим ребёнком. Некоторые вещи по незнанию застигли врасплох, и казалось: «Как такое может быть?». Также сюрпризом для меня самой оказались и собственные реакции на поведение старшего ребёнка.

А что именно в поведении старших детей было неожиданным?

Самое первое, это, наверное, раздражительность и хамство по отношению к родителям. Кажется, совсем недавно был такой маленький и милый ребёнок, и вдруг у него что-то «сломалось». Он уже не боится тебе резко ответить, хлопнуть дверью или вообще швырнуть тарелкой в стену. Когда такое происходило со старшим ребёнком, мы с мужем сразу сами «заводились», пытались тут же выяснить, что происходит. Потом постепенно пришло понимание, что детям в этот переходный период тоже нелегко. В каких-то ситуациях надо оставить их в покое, чтобы они просто пришли в себя.

Подросток может быть раздражённым, сказать что-то резкое, но проходит полчаса, он возвращается, извиняется и говорит: «Я сам не понимаю, почему я так себя веду». Мне кажется, все эти вспышки подросткового гнева – такой естественный процесс, чтобы ребёнок начал отделяться от родителей.

Как проходит переходный возраст у младшего?

Предыдущий опыт со старшими детьми помогает нам более успешно проходить через этот период у младшего. Я поняла, что самое главное – это принимать ребёнка таким, какой он есть. Постараться найти баланс между ответственностью родителя в том, чтобы не допустить каких-то опасных ситуаций, но и «не перегнуть палку» с нравоучениями и критикой. 

Как только начинаешь указывать на недостатки, подросток закрывается. Поэтому я стараюсь лишний раз не критиковать. Всегда есть выбор: или ты критикуешь, ребёнок замыкается в себе, и ты не знаешь, что с ним происходит, либо ты слушаешь, принимаешь, понимаешь и тогда он доверяет и делится с тобой. Я склоняюсь именно к этому, несмотря на то, что многие поступки могут бесить и раздражать. Я заметила, что какие бы не были проблемы, дети рано или поздно приходят и всё рассказывают. Но, если они расскажут и наткнутся на критику, то в следующий раз могут и не прийти.

Из-за чего у вас случаются конфликты?

В основном, это бытовые проблемы. Например, не убирают за собой. Причём, я не настаиваю на идеальном порядке в их комнате, но, если не убирают в местах общего пользования в квартире, можем и поссориться. Или не пускаю куда-то, если считаю, что это опасно. Например, если в 12-13 лет ребёнок хочет поехать на дачу с ночёвкой. Конечно, я его не пущу.

Также в школе бывают острые моменты с учёбой. Приходится держать равновесие между учителем, который требует надлежащего отношения к предмету, и ребёнком, которому что-то может не даваться, но при этом важно не упустить учёбу и его поддержать.  

Вы настаиваете на том, чтобы дети занимались спортом или посещали кружки? Что вы делаете, если кто-то из них хочет бросить эти занятия?

Сначала я, действительно, настаиваю, советуюсь с тренером. Помню, как это было у меня. В детстве я играла на пианино, но, будучи подростком, бросила. Родители не настояли, чтобы я продолжила. Потом, когда я стала взрослой, я очень сожалела об этом. Думала: «Почему мама со мной не поговорила, не уговорила продолжать заниматься?».

Поэтому в подобных ситуациях со своими детьми, я стараюсь сначала всё обсудить и прошу их взвесить все за и против. Но если совсем не нравится, то не заставляю. И да, дети что-то бросали, начинали новое, наверное, это поиск себя. И я спокойно к этому отношусь.

То, как вы воспитываете своих детей, схоже с тем, как растила вас ваша мама?

Мама многое мне разрешала, не была со мной слишком строгая. Я никогда не боялась что-то ей рассказать, мы с ней сохранили хорошие отношения. Для меня это был успешный опыт, и многое из него я переношу на свою семью. 

А если случаются проступки со стороны детей, как вы их наказываете?

Знаете, подростков очень тяжело наказывать. Это маленького можно лишить сладостей или игрушек. С подростком так не работает. Я думаю, намного продуктивнее сесть и обсудить проблему, каждому высказать свою позицию. Наказание бессмысленно в подростковом возрасте. Мне кажется, нужно просто больше разговаривать, объяснять. 

У вас бывали моменты, когда вы думали, что вы плохая мать?

Каждая мама так думает при определённых обстоятельствах. Например, когда все трое были ещё маленькие. Не получалось кому-то из них уделить достаточно времени. От этого испытывала чувство вины. Мамы – тоже люди, у нас бывает плохое настроение, мы срываемся, раздражаемся. Главное — самой вовремя осознать, что ты поступила неправильно, объяснить это ребёнку, извиниться за то, что, например, не сдержалась. 

Бывали ситуации, когда вы не знали, что сказать ребенку или как поступить?

Это мои будни, я часто сомневаюсь. Принимаю решение и могу быть не уверена в его правильности. Но тогда важно быть откровенной. Я могу признаться ребёнку, что не знаю, как поступить. Однажды спросила у младшего: «Чтобы ты сделал на моём месте?». А он ответил: «Я не знаю, я никогда не был родителем. Сама думай» (смеётся). 

Где вы ищете ответы на вопросы, касающиеся воспитания и общения с детьми? Читаете специальную литературу? 

Да, особенно, когда дети маленькие были. Потом, когда подростковый возраст начался, читала Юлию Гиппенрейтер «Общаться с ребёнком. Как?». В книге описаны реальные ситуации из жизни и приведены практические советы, как их решать. Но, я думаю, для родителя очень важно сначала в себе разобраться. Понять, почему я раздражаюсь? Откуда это идёт? Как раз недавно читала книгу Лиз Бурбо «Пять травм, которые мешают быть самим собой». Книга о том, как детские травмы влияют на нашу последующую жизнь и что с ними делать.  Я сама больше нацелена на внутреннюю работу с собой, чем на то, как изменить ребёнка и его поведение. 

Вы верите в существование идеальной семьи?

Смотря что под этим подразумевать. У нас очень хорошая семья. Если что-то не так, мы готовы всё обсудить, поделиться переживаниями или, если нужно, извиниться друг перед другом. Иногда случается, что дети стесняются что-то обсуждать, но я стараюсь вызвать их на диалог, чтобы внутри не оставалось чего-то недосказанного или каких-то обид.

Насколько открыты с вами дети?

Ну, может быть и есть что-то, что они не рассказывают, но у меня ощущение, что они мне доверяют. Мы обсуждаем и их проблемы, и совершенно разные темы, они со мной и с мужем очень часто советуются. Думаю, они знают, что к нам можно прийти с любым вопросом.

Интервью с мамой двух других мальчишек найдёте здесь. А ещё больше материалов — в разделе «Подростки и родители» на «Чайке». 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments