«Родителям важно отпустить детей на волю вовремя», — Марина Гербредер о взрослении детей

Марина Гербредер. Фото: Жанна Шилейнис-Шилейко
Марина Гербредер. Фото: Жанна Шилейнис-Шилейко

Недавно мы обсуждали тему отношений подростков и их родителей с Марией Гербредере. Сегодня публикуем интервью с её мамой, Мариной Гербредер, в котором она рассказывает о своей точке зрения на период взросления дочери и сына, о роли родителей в жизни детей и о их праве на ошибки и получение опыта. 

Расскажите о своих отношениях с дочерью во время её подросткового возраста

С Машей мы всегда были близки, но в разгар подросткового возраста у нас появились разногласия, я помню её таким «ёжиком». Она постоянно «рубила с плеча», всё хотела сама попробовать. Я её не останавливала, позволяла совершать свои собственные ошибки. Я ей так и говорила: «Ты можешь ошибаться, если что, я помогу тебе советом. Но это – твоя жизнь, и я не могу её прожить за тебя. Если ты считаешь, что нужно что-то сделать – сделай и посмотри, что выйдет». 

Я дочери доверяла, даже, если и подозревала, что она вытворяет какие-то глупости. И у неё были такие моменты, о которых я не знала, настолько я ей верила, возможно, даже слепо. Например, что она курила и употребляла алкоголь. Но она получила свой опыт, и сама оттуда выбралась. У всех есть возможность упасть. Кто-то попробовал, ему это понравилось, и он не поднялся, потому что сверху ему не за что было уцепиться. 

А что делать родителям, как помочь за что-то уцепиться?

Разговаривать. Понять, почему подросток это делает. Как правило, это происходит потому, что он хочет зарекомендовать себя среди других ребят. Стать кем-то. И Маше тоже хотелось стать кем-то. Был период, когда Маша не вписывалась в коллектив сверстников и страдала от этого. Я с ней много разговаривала и объясняла, что мы не можем нравится всем, мы не обязаны делать то, что хотят от нас другие люди, самое главное, что мы должны – это уметь чувствовать самих себя, а не идти на поводу у толпы. И мне кажется, что Маша это в итоге поняла и приняла свою индивидуальность.

Вашему сыну сейчас 32 года. Помните, какие разногласия у вас были с ним, когда он был подростком? 

Единственная проблема, которая была с сыном – он много времени проводил за компьютером. Я ему говорила: «Дима, иди погуляй. Дима, почему ты мало общаешься с друзьями?». Ему уже 20 исполнилось, а он всё так и сидел дома за компьютером. И я ему однажды сказала: «Дима, по-моему, пора тебе что-то делать со своей жизнью, становиться самостоятельным». Он снял себе квартиру и переехал.

А пару лет назад я ему призналась, что до сих пор переживаю, что практически «выпихнула» его из дома. И спросила: «Ты на меня обижаешься?». А он сказал: «Мама, если бы ты меня тогда не выгнала, я бы до сих пор там сидел». Поэтому, я думаю, родителям важно отпустить детей на волю вовремя. Чтобы ребёнок смог встать на ноги, чтобы не было поздно. Когда ты заканчиваешь школу в 20 и продолжаешь жить под маминым крылом, уже не хочется что-то менять. Ведь и так всё хорошо. 

Бывало, что вы не знали, как поступить в какой-то ситуации в отношении детей? Как с этим справлялись?

Всё зависит от нашего отношения к ситуации, которое делает её глобальной проблемой или просто ситуацией, которую нужно решить. И это всегда урок для нас и наших детей. Мы не можем их защитить от всего, они тоже должны учиться. Мы – только проводники. Мы их родили, дали, что могли, а дальше — они сами. И нам нужно это принять. 

Это их опыт, их жизнь. Конечно, грустно осознавать, что мы не можем где-то детям помочь. Но просто нужно быть рядом, поддерживать, не навязывая себя, не нарушая границ. Бывает, когда мы сами принимаем помощь, а бывает, когда мы уже этого не хотим. Так и с детьми. Это нужно чувствовать. 

Сейчас Мария повзрослела и часто говорит мне: «Мама, я сама». И я отступаю. Я очень хорошо чувствую эти границы в себе и тоже не люблю, когда навязывают что-то мне. У меня были другие отношения с моей мамой, которая любила подсказывать, что мне делать и как поступать, из-за чего возникали ссоры. Я понимаю, что она так проявляла ко мне свою любовь.

Как вы видите свою роль мамы?

Со своими детьми я никогда не хотела быть мамой, следуя распространённым в обществе убеждениям о материнстве. Я поступала так, как подсказывало мне моё сердце и чувства. Я рада, что не ошиблась в своём выборе и счастлива видеть детей, нашедших свой путь.

Раньше, глядя на других родителей, мне казалось, что я какая-то не такая мама. Я не была с детьми авторитарной, у нас всегда всё обсуждалось. Мои дети знают, что могут прийти ко мне с любым вопросом, проблемой. Но иногда я сама бываю не готова сразу найти ответ на вопрос. Тогда мы переносим разговор и возвращаемся к нему, когда я чувствую, что уже готова помочь. У нас всё строится на взаимопонимании. 

Я не ставлю себя выше своих детей только потому, что я — мама. Иногда ко мне приходит ощущение, что они взрослее меня. Уже давно я обращаюсь к ним за помощью. В современной жизни дети понимают намного больше меня и могут дать мне совет. И я счастлива, что у нас получается такое сотрудничество. Сын живёт в Норвегии. Когда мы с Машей первый раз поехали к нему в гости, он нас окружил такой заботой, что я Маше сказала: «Я здесь чувствую себя, как ребёнок». Раньше я должна была организовать всё пространство и жизнь детей, а сейчас они взяли эту ответственность на себя и даже могут позаботиться обо мне.  

Бывало такое, что вы понимали, что у детей что-то происходит, но они с вами не делятся. Как вы поступали, пытались узнать в чём дело?

Нет, я в душу не лезу. Потому что сама не люблю, когда вторгаются ко мне. И Маша, например, такая же, так и говорит мне: «Мама, я не хочу об этом говорить». Мне кажется, если человек переходит личные границы другого, он сам себя не понимает. Ни у кого нет этого права. Неважно, какую роль ты играешь – мама, брат, сестра… Этот ярлык «мама» не позволяет человеку вторгаться туда, куда не просят. 

Что вам помогает оставаться в близких, дружеских отношениях со своими детьми?

Мне всегда хотелось быть интересной для своих детей. Например, в какой-то момент я почувствовала, что становлюсь неинтересной своему сыну. И, когда я начала рисовать и стала присылать ему фотографии своих работ, он сказал: «Мама, вот это да!». И я снова стала для него интересна, он меня снова открыл. 

Я считаю, что дети должны открывать своих родителей, видеть в них изменения. Потому что — мир меняется, всё меняется, а родители не меняются. Отстаивают родительскую позицию – должно быть так, и всё. Но мы, родители, на самом деле не всегда знаем, как лучше…

Видео: Жанна Шилейнис-Шилейко

Больше материалов из нашего проекта подростках и родителях найдёте здесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments