Однажды британский художник Питер Гриффин на выставке Марка Ротко в Лондоне встретил Фариду Залетило из Даугавпилса. «Вот человек из города, где родился Ротко», – представили ему латвийского искусствоведа. Питер очень обрадовался. Так в 2008 году началось сотрудничество британских друзей Ротко и будущего даугавпилсского Арт-Центра имени его.

Мы снова говорим о связях Ротко с Великобританией и вкладе представителей британской культуры в развитие неповторимого центра современного искусства в Латгалии в рамках программы Media Content Diversification Campaign при поддержке посольства Великобритании в Латвии и Балтийского центра развития СМИ.

Поддержи «Чайку»:

Каково же было удивление всех

«Расскажу одну милую историю, – говорит Фарида Залетило, куратор проектов Арт-центра имени Марка Ротко в Даугавпилсе. – Мы познакомились с Питером Гриффином в Лондоне на выставке Ротко в 2008 году. Когда нас представили, вдруг кто-то подошёл сзади и закрыл мне руками глаза. Я поворачиваюсь – а это Кейт Ротко! И я ей с воодушевлением говорю: 

– Кейт, посмотри – ментором этого художника был Терри Фрост, друг твоего отца! 

На что она отвечает: 

– Да, я помню, как в детстве была в гостях у Терри Фроста вместе с папой… 

Гриффин её спрашивает: 

 – А кем был ваш отец, наверное, арт-критиком или коллекционером? 

И Кейт смущённо отвечает: 

– Нет, он был художник… Его звали Марк Ротко». 

Питер Гриффин, по словам Фариды, «будучи очень круто завязан в артистических кругах» Лондона, сильно способствовал привлечению в Даугавпилс современного искусства и его деятелей. «Я Питеру сказала, что в Даугавпилсе проходит симпозиум, посвящённый Ротко, тогда мы его называли “пленёр”. Питер оживился, сказал: 

– Я хочу туда приехать! 

И приехал к нам ровно через год. Это было в 2009 году». 

Питер Гриффин, Терри Фрост, Питер Мюррей

«Кейт Ротко мне рассказывала по телефону, что у неё чудесные воспоминания о поездках в английский Корнуэлл с отцом, – когда она была подростком, это было для неё самое весёлое время. Практически все американские друзья Ротко были бездетными. А у британских друзей Ротко была куча детей», – вспоминает Фарида.

«Ходили слухи, что жена Ротко после его смерти отправила кисти Ротко именно Терри Фросту. Не знаю, легенда это или нет, – добавляет искусствовед. – У Терри было шестеро детей. Четверо приехали к нам на открытие в 2013 году, представляете? Они слетелись отовсюду». 

Через Питера Гриффина в Даугавпилс пришло очень много важных фигурантов, таких как Питер Мюррей. Очередная крупная фигура в британском искусстве, он является основателем одного из самых больших скульптурных парков мира, Йоркширского скульптурного парка

«Когда-то Мюррей приезжал в наш город во время сентябрьского пленёра Ротко, с тем, чтобы убедить Даугавпилсскую городскую думу, что это стоящее дело и надо работать над созданием арт-центра. В своей презентации на чтениях в думе он показывал в слайдах, как шаг за шагом, имея всего 600 фунтов в кармане, он создавал этот скульптурный парк. Сейчас они – один из крупнейших лендлордов Британии. У них огромная территория, две крытые галереи, работы всех известных ныне живущих авторов, всё, о чём можно мечтать», – говорит Фарида.  

Мы унаследовали связь Ротко с Британией

«Британцы, они везде. Не проходило года, чтобы мы не проводили значительной яркой выставки английского художника», – перечисляет Фарида Залетило. 

  • 2013 год – этот Дилвин Смит. В Даугавпилсе художник был поражён деревянными домами на Гриве, на Новом Форштадте и Новом строении, особенно окнами с их разнообразной палитрой. Его увлекали ритм, резные наличники и оконные ставни, и, конечно же, цвет. «Это поразительно, в каком разноцветном городе вы живёте! Я такого нигде не видел!»
  • 2014 год – Питер Гриффин. «Большая ретроспекция, очень яркий проект. Даже на открытии было невероятное шоу: вместе с ними приезжал величайший джазовый импровизатор Том Дональдс, вокалистка в немыслимых футуристических костюмах. Люди мне потом говорили, нам хотелось ущипнуть себя, неужели это происходит в Даугавпилсе?»
  • 2015 год – выставка Пола Хаксли. Он профессор Королевской Академии искусств в Лондоне, член галереи Тейт-модерн.
  • 2018 год, это Джиллиан Эйрс. Командор Британской империи, одна из первых женщин в современном искусстве, достигнувшая очень больших высот. После Джиллиан Эйрс у нас был Терри Фрост, потом пионер поп-арта Майкл Киндер, который тоже испытал сильное влияние Ротко… Ну и в этом году мы ждём выставку английского модерниста номер один, это Джон Хойленд. 

«Пафос проекта Ротко – это не только цель воздать должное самому художнику, но и привлечь в город людей, которые, если бы не Ротко, – никогда в жизни сюда бы не приехали. Город привлекает поток туристов, интересующихся искусством, только благодаря этому факту. А уже попав сюда, они находят у нас в городе массу всего интересного. Мы бы никогда не смогли донести это миру без Ротко», – считает создательница центра.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments