Бараны у ворот и коровы у аптеки. Учим латгальский язык!

Что имеют в виду латгальцы, когда говорят:
Что имеют в виду латгальцы, когда говорят: "Stuov kai slyma gūvs pi aptakys vuortim"? Объясняем! Иллюстративное фото: Jan Koetsier / Pexels

Латгальские метафоры, связанные с коровами, далеко не исчерпываются тем, что мы описывали в прошлый раз.

Наш консультант, сценаристка первого сезона сериала «Фаты» Кристине Вейнштейна, подсказала ещё одну:

Поддержи «Чайку»:

«Stuov kai slyma gūvs pi aptakys vuortim», что переводится как: «Стоишь как больная корова у аптечных ворот».

Предположим, что латгальцам смысл этого выражения ясен.

Но раз уж мы тут наводим мосты между латгальским и русским языками, присмотримся к этому выражению пристальнее, чтобы и для носителей русского всё стало понятнее.

Тем более, что современному человеку увидеть корову возле аптеки реально трудно — вот я, например, ни разу не видел.

На помощь приходит выражение, которое в русском есть: «Смотришь как баран на новые ворота».

Бараны у ворот сегодня встречаются русским, да и всем остальным, не чаще, чем коровы у аптек. Но это выражение возникло давно, когда людей, живущих на селе, было больше, а все остальные тоже понимали контекст. 

И возникло оно, как считается, из занятного наблюдения: если выгнать стадо баранов на выпас, а к их возвращению поменять ворота во двор, то бараны останавливаются даже перед открытыми воротами, потому что не узнают свой двор, неспособны отделить главное и неизменное — дом, от того, что можно и поменять — ворот, в данном случае.

То есть, самый прямой смысл этого выражения — неспособность преодолеть не очень существенную трудность в познании, споткнуться о несложную для понимания новость, принять что-то малосущественное за неизвестное полностью.

Сейчас знание о поведении баранов при встрече с воротами есть далеко не у всех, и смысл выражения понимается наполовину интуитивно. Но даже у современных горожан сравнение человека с “бараном” имеет и еще один смысл, помогающий понять и ситуацию “новых ворот”. 

«Баранами» называют людей «упёртых», проявляющих упорство, твёрдость, настойчивость совершенно не там, где нужно, без причин, во вред делу.

Назвать такого человека «бараном» — да, грубовато. Но слово само по себе довольно звучное, просится на язык. Особенно, в гневе, досаде. И поэтому часто используется до сих пор.

В одной фразе с «новыми воротами» этот смысл помогает создать картину более объёмную и обрисовать ситуацию, довольно часто встречающуюся: когда человек и без того не особо способный понять даже что-то простое, соединяет этот свой недостаток с манерой брать всё штурмом — особенно тогда, когда штурма никакого не требуется, ворота-то, хоть и новые, в этой ситуации вообще открыты — а за ними собственный дом.

Единственным шансом на решение проблемы с «новыми воротами» было бы как раз остановиться, приглядеться, изучить вопрос, постараться понять — и, глядишь, всё и решилось бы просто. Скорее всего, «баран» потому и не понимает, что излишне упрям, закрыт для понимания.

Тут тот «баран», который присутствует в русской метафоре, обретает собственную жизнь, отрывается от животных, — настоящих баранов, — и живёт в языке, скорее, как персонаж вроде сказочных хитрых лис, грубых и простоватых волков, добродушных медведей и прочих существ.

Но вернемся к корове — ведь она всё ещё смиренно ожидает нас у аптеки, больная, пока мы тут возимся с «баранами».

Корова тут оказывается в той же ситуации, что и баран: она болеет, ей нужно лекарство, и оно рядом — но понять, что выход прямо перед глазами, она не может. Либо понимает, но никак не решается действовать. 

Корова — не баран, она мягче, спокойнее. Она в затруднении, но не агрессивна. Её способ реакции на неизвестное отличается от «бараньего». Возможно, она вообще не привыкла обходиться без пастуха. Возможно, в её глазах мы увидим потребность в помощи. Возможно, она вызывает жалость. В общем, трудности коровы в обращении с неизвестным отличаются от «бараньих». 

Ассортимент таких сравнений позволяет описывать ассортимент разных человеческих состояний — уверен, каждый из нас бывал и таким «бараном», и такой «коровой».

Непросто передать такое буквально — для того в языке и существуют метафоры и другие художественные приёмы. Плюс лаконичность, музыкальность, звучная выразительность этой фразы, присущие ей и в латгальском, и в русском.

Корова в серии таких выражений проявляется тоже как персонаж, литературный характер.

В наших сказках, сравнениях, выражениях вроде этого, существа разных миров смешиваются, соединяются в смыслах. А в жизни, в постоянном движении мыслей и людей по планете слова и выражения из разных языков и традиций переходят из одной культуры в другую, перетекают, приобретают новые оттенки, обогащают друг друга.

Другие наши материалы из этой рубрики найдёте здесь.

Этот материал создан в рамках проекта «Контент из Латгалии» при финансовой поддержке программы грантов «Местные СМИ за демократию» Европейского фонда журналистики. 

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments