«Чтобы Рабинович не напел, надо пойти и посмотреть самому», — Константин Райкин о спектакле в Даугавпилсе. Телефонное интервью

Константин Райкин. Пресс-фото
Константин Райкин. Пресс-фото

17 апреля в Даугавпилсском театре со спектаклем «Над балаганом небо» выступит Константин Райкин. В телефонном интервью Константин Аркадьевич рассказал о своих отношениях с Ригой и Юрмалой, о том, почему именно этот спектакль он привозит в Даугавпилс и о том, почему на этот спектакль стоит сходить. А ещё рассказал анекдот.

В Риге вы бываете часто, раз в несколько лет. В Даугавпилсе вы были 22 года назад. У вас остались какие-нибудь воспоминания о нашем городе?

Латвия для меня в основном замыкается на Риге и на Юрмале, к сожалению. О других городах у меня очень приблизительные ощущения и впечатления. А в Риге я бываю часто, да. Может быть потому, что там родился папа. И там мощные очаги русскоязычной культуры, театр, русскоязычная публика. Я с детства туда езжу.

Ваш отец, Аркадий Исаакович Райкин, жил в Риге и в Юрмале, в том числе в Юрмале по адресу Юрас, 14…

Я помню. Я был там с ними много раз. Там был такой санаторий или дом отдыха латышского ЦК, и мы там отдыхали.

Представляете, сейчас там гостевой дом Сейма, и на время ремонта резиденции, там временно живёт наш президент…

Да… Я в Юрмале бывал совсем недавно. Там живут мои друзья, театральные коллеги. А год назад я встречал новый год в Юрмале. Как-то так получилось. В общем, с Ригой и Юрмалой у меня достаточно регулярные взаимоотношения.

Ну, давайте про Даугавпилс. Почему именно этот спектакль вы привозите в наш город?

Прежде всего потому, что этот спектакль можно привести без больших технических напряжений. Это моноспектакль, то есть, я один и работаю при минимуме технических средств. Когда речь идёт о больших гастролях многолюдного спектакля, то это связано обязательно с техникой, с целым рядом других параметров. И всё это гораздо дороже для принимающей стороны, и для нас это гораздо более сложный процесс.

А потом, в конечном итоге, всё дело — в том впечатлении, которое спектакль производит на публику. А впечатление производит в театральном нашем деле не столько техника, сколько сам артист. Это самое главное средство воздействия в таком искусстве как театр. Главная сила – это, всё-таки, артист.

Свой моноспектакль я играю, ну просто даже страшно сказать сколько лет, с какой-то своей очень давней молодости. Я играю его в своём театре, вожу по всей России и по всему миру. С тех пор как я понял, что могу быть один с публикой и ей интересен, я работаю так время от времени, параллельно со своими ролями в больших многолюдных спектаклях в театре «Cатирикон». А поскольку со временем меняюсь я, меняется и спектакль – от самых развлекательных весёлых выступлений, стендап-комедий, каким он был раньше, где я просто смешил публику, до самых серьёзных спектаклей, основанных на высокой поэзии. Что, собственно, и собираюсь к вам привезти.

Вы считаете, что людям сейчас нужна высокая поэзия?

Знаете, это всё такие слова теоретические. Надо прийти и посмотреть. Я ориентируюсь на реакцию зала, я достаточно взрослый артист, трезво относящийся к себе. Я не «токую», так вот, чтобы работать на сцене в своё удовольствие и ничего не слышать.

Я всегда сверяюсь с реакцией зрительного зала. Если я считаю нужным и возможным работать на протяжении нескольких десятилетий с чем-то подобным, то это означает, что я имею достаточно внятный успех, чтобы быть уверенным, что это людям нужно. Было бы не нужно, я бы сразу это заметил и не играл бы этот спектакль. Я вижу, что это нужно, потому что люди на это вот так реагируют.

А какие стихи вы будете читать?

Ну что вам сейчас пятьдесят названий перечислять? Я, когда выйду к зрителям, тогда и решу, какие стихи. У меня их много. Я могу работать вообще без стихов. Я буду работать так, как считаю нужным. У меня большой опыт общения с публикой. Вот и всё.

Музыка Шостаковича будет звучать в спектакле, да?

Да. Или нет. Или кого-то другого. Я по ходу дела решу. А почему вы спрашиваете про это?

Потому, что я прочитала, что, например, в Сиэтле вы читали этот спектакль под музыку Нино Рота из «Ночей Кабирии»…

Я никогда не читаю стихи под музыку! Читать стихи под музыку, это, по-моему, отвратительная, банальная, сопливая манера. У меня музыка звучит отдельно. Я достаточно много занимаюсь режиссурой, у меня достаточно серьёзный профессиональный уровень, понимаете? Читать стихи под музыку, по-моему, это масло масленое. Это такая художественная тавтология, которую не может серьёзно образованный артист или режиссёр себе позволять. Только на телевидении себе такое позволяют, да и то, на плохом телевидении.

Поэзия, особенно высокая, это вообще – музыка, музыка речи. Не надо музыку под музыку читать. Это дурной вкус. Сентиментальность какая-то в этом есть. И профессиональная беспомощность.

Если артист хорошо читает стихи… Не читает даже, — тоже противное слово. Он играет, исполняет… Всё какие-то не те слова. Исполняет – наверное самое точное слово. Если он точно это делает, то не нужна никакая музыка. Музыка звучит у меня в самом начале и в самом конце. Когда я ещё не начал, и когда я закончил. Тогда она звучит, как некое обрамление. Как некий знак, чтобы зритель понимал, что это уже конец.

Поэзия – это соединение каких-то музыкальных понятий: ритма, рифмы, звучания голоса, со смыслами, с вербальностью. И если приходится читать стихи под музыку, значит что-то не в порядке, либо со стихами, либо с исполнителем. Это — как в пищу подкладывать усилители вкуса.

А я могу вам задать вопрос про отношения Латвии и России?

Да нет, не нужно. Ну что мы будем тут про политику говорить, ещё не хватало.

Я хотела про то, что политика политикой, но есть культурный обмен, когда артисты приезжают из Москвы в Даугавпилс, наши едут в Москву…

Есть совершенно определённая вещь: культура умнее политики. Поэтому политика культуру не любит. Поэтому власть к культуре, как правило, относится с большим подозрением. Власть всегда пытается подчинить культуру себе, вместо того, чтобы за ней идти. И как раз культура и искусство может людей объединять и сплачивать.

У нас эта тема сейчас на слуху…

Да нет, она всегда на слуху…

Я спросила вас потому, что наш Даугавпилсский театр совсем недавно подписал договор о сотрудничестве с театром Вахтангова…

Это очень хорошо. Я очень за вас рад и за театр Вахтангова. Это прекрасно, это очень хорошо. Но как только политики увидят, что вы сильно продвинулись с этой своей дружбой, они найдут повод этому помешать. Вообще, материальное очень обнаглело. Оно так давит на духовное, так хочет его уничтожить… Но эта борьба идёт всегда. Не на жизнь, а на смерть…

Вернёмся к спектаклю. Что мне ещё написать даугавпилсскому зрителю?

Есть такой еврейский анекдот: Два еврея встречаются, и один другому говорит, что все вот восхищаются: «Карузо, Карузо!»… «А что в нём хорошего? Мерзкий голос, фальшивит на каждой ноте…». Тот его спрашивает: «Ты что, слышал Карузо?!». «Да нет, но мне Рабинович напел». Вот чтобы Рабинович не напел, надо пойти и посмотреть самому. Не то чтобы я себя с Карузо сравниваю, но вообще это анекдот для наглядности. Надо прийти, посмотреть и послушать. И получить своё личное впечатление. А то вот я не был 22 года у вас, и ещё 22 года не приеду. А может и больше…

Подробную информацию о билетах на спектакль Константина Райкина, который пройдёт в Даугавпилсе 17 апреля вы найдёте здесь.

«Чайка» благодарит организатора гастролей Эдийса Залакса за организацию интервью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Article 2

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
trackback

[…] приедет Константин Райк&…. Известного […]