«Определённого рецепта на все времена нет», — актёр Андрей Ильин об искусстве создания театрального образа

Андрей Ильин
Андрей Ильин. Фото из личного архива

Сегодня, 18 июля, свой юбилей отмечает актёр театра и кино, заслуженный артист РФ Андрей Ильин. Он родился в 1960 году в Нижнем Новгороде (тогда — город Горький), но профессиональная жизнь актёра тесно связана с Прибалтикой. С 1979 по 1989 годы он служил в Рижском театре русской драмы, сыграв там более 10 ролей. Одной из первых работ актёра стала роль Хлестакова в «Ревизоре», затем роль Треплева в «Чайке» Чехова, а ещё через пару лет – Алексея Ивановича в «Игроке» Достоевского.

Также Андрею удалось воплотить в жизнь мечту многих актёров – предстать на сцене в образе Гамлета. Играя в драматическом театре, Андрей параллельно учился на театральном факультете Латвийской государственной консерватории имени Язепа Витола (мастерская Аркадия Фридриховича Каца).

Сейчас Андрей является актёром театра им. Е.Вахтангова. Отметим, что 13 февраля этого года Вахтанговский и Даугавпилсcкий театры заключили договор о сотрудничестве. Договор предполагает двусторонние гастроли: осенью Театр Вахтангова планирует приехать в Даугавпилс со спектаклями «Наш класс» и «Крик лангусты» (в ролях Юлия Рутберг и Андрей Ильин), а Даугавпилсский театр поедет в Москву к столетию Вахтанговского театра в 2021 году.

Накануне юбилея «Чайка» поговорила с Андреем Ильиным об искусстве создания театрального образа.  

Андрей, в процессе рождения роли, насколько трудно становиться другим, оставаясь при этом самим собой?

Я понимаю смысл вашего вопроса. Мы, всё-таки, не можем настолько отключить свою индивидуальность и целиком переключиться на образ, хотя стараемся это делать.  Поэтому немножко собственного «я» присутствует, а если нечто совсем несвойственное – то от такой роли надо отказываться, и лучше за несвойственность не браться. Кому-то, например, противопоказано играть комедию: не получается смешно. Как многие не могут быть свободными и лёгкими на эстраде, равно как и наоборот – эстрадные и комедийные артисты очень неуютно себя чувствуют в драматических ролях.

Получается, у актёра всегда присутствует синтез собственного «я» и персонажа, нельзя выключить одно и включить другое.

Наверное, нельзя. Это уже часть профессии и касается слова «амплуа», есть актёры многогранного дарования, органичные и в комедии, и в драме. Леонов, например, он везде хорош, или Борисова, Евстигнеев – это актёры, которым подвластно абсолютно всё, они чувствуют себя как рыбы в воде во всех жанрах.

Наверняка бывает так, что какое-то нужное качество не является доминирующим у актёра, а роль построена именно на нём. Что делать тогда?

По-разному происходит, эта такая актёрская кухня, и у каждого она своя, индивидуальная. Кто-то подсматривает их в жизни, кому-то очень точно подсказал режиссёр: какое-то приспособление или ход, а может, и целое действие… Кто-то вообще полагается только на интуицию. А кто-то просто фантазирует: «Как это могло бы быть?»

Магическое «если бы», которое использовал Станиславский?

Да! Это касается уже не только индивидуальности – наделён ли артист определённым дарованием, талантом, способностями. Как говорила Раневская, талант – это как бородавка: она либо есть, либо её нет! И у всех это по-разному, тут нет опредёленного, точного на все времена рецепта. У всех собственное представление о том, как нужно сыграть ту или иную роль.

Вы сказали представление. В театральной литературе часто обсуждается вопрос о том, что на сцене нельзя «представлять» правдиво, ничего не переживая на самом деле, и также нельзя переживать выразительно, ничего не «представляя». Но всё же, что для вас первостепенно – искусство переживания или искусство представления? 

Когда-то считалось, что вахтанговская школа – это театр представления, МХАТ или Малый театр – это театр переживания. Сейчас это уже настолько всё перемешалось, на мой взгляд, так что дать точный рецепт, кто и где какой школой владеет — трудно.

Мне кажется, что это уже определенный почерк. Если в антрепризах встречаются актёры разных школ, то это уже видно, и кто знаком более профессионально с театральным искусством, способен явно определить, к какому направлению близок тот или иной актёр, к чему более тяготит и что для него более выигрышно.

В ваших устах слово «антреприза» прозвучало как нечто отрицательное, или я ошибаюсь?

Наоборот, я очень позитивно отношусь именно к антрепризам. Интересно наблюдать за разными школами одновременно на одной сцене.

Да, а ещё антреприза дает некую свободу, это возможность встречаться с самыми неожиданными и лучшими артистами. У всех, конечно, своя степень одаренности… И потом, в антрепризе тоже можно встретиться с артистом среднего уровня – есть же первачи, есть звезды, на которых идут зрители, а есть те, кого просто не знают. Хотя желательно, чтобы всегда играли хорошие артисты. Бывают неизвестные, но суперактёры, которые рано или поздно добьются успеха.

«Чайка» поздравляет Андрея Ильина с юбилеем, желает с настроением воплощать всё, к чему лежит душа. Мы ждем актёра с гастролями в Даугавпилс, о чём непременно расскажем своим читателям.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments