«Мы постараемся согреть слушателей», — Жанна Благовещенская (Jussendo) о концерте в парке Дубровина

Жанна Благовещенская (Jussendo). Фото из личного архива
Жанна Благовещенская (Jussendo). Фото из личного архива

29 августа прозвучит последний в этом сезоне концерт музыкальных суббот в Парке Дубровина в Даугавпилсе. В 19:00 выступит камерный оркестр Daugavpils Sinfonietta, а в 20:30 со своей группой на сцену выйдет Жанна Благовещенская, уроженка нашего города, более известная как Jussendo. «Чайка» поговорила с Жанной и узнала, что важно в исполнении соул-музыки, почему каверы иногда лишние и почему только русская песня может «пробить на слезу».

Жанна, как ты пришла к музыке?

Некоторых отдают в музыку в четыре года, в пять лет… Я в таком возрасте вообще об этом не думала, хотя жила прямо напротив музыкальной школы. И родители пробовали отдать меня в музыкальную школу в возрасте шести лет, но не пошло.

Уже потом, в  10 лет, я сама начала записывать себя на кассету, когда родителей не было дома. В ту пору мне нравилась Мэрайя Кэри, и я пробовала ей подражать. Родители купили мне синтезатор, и я довольно быстро начала подбирать мелодии.

Мой папа — гитарист, правда, не профессиональный, а самоучка. И вместе с ним мы начинали вместе играть в даугавпилсских кафе. Он играл на гитаре, а я подыгрывала ему на клавишных. Именно папа почувствовал, что у меня есть музыкальные способности. В музыкальную школу повторно меня отдали поздно — в 11 лет. Пришлось нагонять программу. Я закончила колледж как пианистка.

Параллельно ты занималась вокалом?

Вокалом я никогда не занималась. Считаю, что многое уже заложено в нас. Например, чувство ритма. Это очень важно не только в жанре соул, но и в популярной музыке. Плюс, тембр голоса, который нам дан от природы. 

Оперный вокал — это другое. Там нужно ставить голос. А если мы говорим об эстраде, то тут либо дано, либо не дано. Можно правильно поставить дыхание, но твой тембр никто не переделает. Можно петь мелизмы, различные интонации, но это будет неестественно звучать. Я просто знаю много таких  исполнителей… Это звучит правильно, как в хоре. Но вот этой души — соула — нет. 

А как же распевка?

Раньше я думала, что распевка не нужна. Но на самом деле, она необходима. Обычно, первые 40 минут вечерней программы я пою композиции полегче, чтобы разогреться. А второй и третий сет — уже программа сложнее. Но поскольку в Даугавпилсе мы будем не весь вечер, я тщательно разогрею связки (смеётся).

А знания теории тебе помогли?

Да, с теоретической базой аранжировка и композиция даются легче, но я больше действую интуитивно, на слух. Если в голове у меня звучит песня, я просто могу её сыграть.

Тебе удалось освободиться от клейма Новой волны?

Может, в течение пяти лет после Новой волны меня ассоциировали только с конкурсом, а сейчас уже всё. Это был очень волнительный опыт, да и я была тогда такая зелёная!

Мне было 22, я ещё жила в Даугавпилсе. Приехала оттуда, не зная такой большой, как тогда казалось, сцены! Тогда я не смогла исполнить те песни, где действительно могла проявить себя. Мне поменяли все три заявленные композиции.

Но жизнь после «волны» изменилась?

Да. Мы подписали контракт с Baltic Beach Hotel, где со старым составом музыкантов играла три года. Так перебралась в Ригу. 

Плюс, изменилось моё отношение к концертам. В «Новой волне» был момент соревнования. Ощущение участия в конкурсе очень напрягает. Зато теперь перед выходом на сцену я совсем не волнуюсь. Если только хочу обыграть песню собственного сочинения, тогда да.

Откуда твой псевдоним — Jussendo?

В детстве друзья называли меня Жуся, Джус. А мне нравились в тот момент певица Титийо, рок-группа Placebo. Добавила окончание и получилось такое название — Jussendo. И проверяя названия, обнаружила, что ни у кого такого нет. Так что, это имя закрепилось за мной.

Кто в твоей группе?

Вместе с бас-гитаристом и барабанщиком мы играем постоянно уже почти восемь лет. А так, у нас нет определенного состава. Иногда мы берём саксофониста, иногда — гитариста, а ещё играем с большим бэндом. 

Ты требовательна к музыкантам?

Я требовательная, да. Но очень уважаю музыкантов. И играю с профессионалами своего дела. Если что-то не нравится, мы это обсуждаем, ищем компромисс. 

Я больше строга и к себе. Мой перфекционизм диктует, что всё должно быть сделано идеально, начиная с филигранно правильного произношения слов и заканчивая выбором композиций.

Ты исполняешь джаз?

Я никогда не играла чистый джаз. Скорее, это соул, нео-соул, музыка R’n’B. Но у нас есть и блюзовые композиции. Репертуар большой. Но я быстро запоминаю тексты. Мне не нужен список песен, которые будем исполнять на концерте. Если даже список заявлен, мы можем с ребятами экспромтом поменять программу. Зависит от реакции публики.

А ты поёшь на русском?

Да. Из русской музыки люблю исполнять композиции Сосо Павлиашвили, Николая Носковa, А-студио в старом составе. Алексей Чумаков для меня номер один. 

Петь на русском языке — это что-то другое?

Хоть и говорю, что соул — крутой жанр и как бы ни нравилась западная музыка, но на слезу пробить может только русская песня. Никакая, даже самая грустная, зарубежная песня так не трогает за душу. Видимо, это менталитет даёт о себе знать. Ещё исполняю музыку на итальянском.

А на каком языке петь бы не стала?

На португальском, ведь у него очень своеобразное произношение. Так же и с  немецким. 

А как относишься к каверам?

Хоть мы и поём хиты Битлз, Рэя Чарльза, Нины Симон, современным исполнителям надо быть аккуратнее с «перепевками». Есть такие самодостаточные хиты, например, Billie Jean Майкла Джексона. А начинают выдумывать лишнее. Но там всё есть, не нужно ничего переделывать. На то это и вековой хит!

Ты не жалеешь о профессии музыканта?

Мой отец всегда говорит: «Ты самый счастливый человек, если занимаешься любимым делом. Цени это». И действительно, музыка — это самое главное для меня. Даже личная жизнь не настолько важна. А вот музыка со мной всегда. И никто не смог бы мне запретить играть и петь. 

Если в жизни какие-то передряги или что-то на личном, то музыка — это выход. И даже медленная песня в такие моменты звучит более чувственно. Музыка отвлекает от этих бытовых неурядиц. Для меня это лекарство. 

Как ты восстанавливаешь силы?

Я сова и люблю поспать до 11-12. В этом плане я везунчик (смеётся). В последнее время катаюсь на велосипеде. Это для меня как медитация. Включаю музыку в наушниках и еду куда-нибудь, например, в Межапарк.

Над чем работаешь сейчас?

Сейчас мы записываем альбом на студии Латвийского радио. Я давно хотела его написать. В альбоме 15 песен. Шесть песен были написаны 12 лет назад, и  уже лежали, ожидая своего часа. И карантин помог. Ведь обычно в пятницу — субботу ты мог выплеснуть свою энергию, а тут не было возможности её куда-то направить, и меня действительно накрыла волна вдохновения. 

Принялась сочинять. Альбом англоязычный. Примечательно, что раньше тексты песен мне писали другие люди. Писать слова самой мне казалось нереальным. А сейчас поверила в свои силы, ведь знания английского есть и музыка появляется так естественно. Может быть, пришло время, когда, набравшись опыта, уже не боишься делиться своим собственным, личным.

Планируете записать клип?

Клипы мне кажутся менее актуальными сейчас. Не хочу ролик с сюжетом. Лично мне хотелось бы записать видео на студии, так сказать, бэкстейдж работы над песней. Красиво снятый рабочий процесс мне кажется более искренним и интересным.

Где любишь выступать?

Люблю выступать на открытых площадках в Юрмале и Риге. В Старой Риге — особенно, потому что здесь много иностранцев, которые способны по достоинству оценить наше выступление. Самым неожиданным и приятным комплиментом было сравнение с Джосс Стоун.

А какое необычное выступление было?

Цыганская свадьба. На этом масштабном мероприятии, где было больше сотни человек, вспоминаю, как шесть раз подряд просили исполнить хит I will survive. Это так забавно и странно, что основные музыкальные жанры в фаворитах у них были R’n’B и соул.

А недавно мы играли на пляже, прямо на песке, спиной к морю. Очень живописно и красиво!

С кем бы хотелось посотрудничать?

Исходя из схожей стилистики, хотелось бы совместно что-то сделать с Интарсом Бусулисом. Может быть с Линдой Лин. Мне очень нравится её последний альбом. Ещё мне нравится Кристина Праулиня и команда Alaska Dreamers. Это интересная и очень оригинальная музыка. Трудно определить их стиль. Там и соул, и элементы кантри и что-то от софт-рока.

Что ещё слушаешь?

Это может быть кантри-музыка, соул и неосоул. В моём плейлисте есть песни Джосс Стоун, Стиви Уандера, Стинга, Норы Джонс, Джона Ледженда, Дайаны Кролл, Эми Уайнхаус… Можно бесконечно перечислять. 

Что нас ждёт в Даугавпилсе?

Программа концерта в Даугавпилсе будет разнообразной. Я специально отобрала репертуар для людей разного возраста и предпочтений. Будет и музыка Битлз, и хиты Элтона Джона, а ещё исполню свои песни. Очень надеюсь, что повезёт с погодой. Обещают похолодания, но мы постараемся согреть слушателей. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments