«Это история о гуманизме и о том, что мы должны научиться слышать друг друга», — Олег Шапошников о пьесе «Обиженные. Беларусь(сия)»

Олег Шапошников. Фото: Джейна Саулите
Олег Шапошников. Фото: Джейна Саулите

В Даугавпилсском театре прошла читка пьесы Андрея Курейчика «Обиженные. Беларусь(сия)». Премьера видеоверсии — в воскресенье, 13 декабря, в 19:00. Читка этой пьесы стала своеобразным актом поддержки как творческой интеллигенции, так и всех людей, живущих в Беларуси и попавших в эту страшную ситуацию. Руководитель Даугавпилсского театра Олег Шапошников рассказал, почему наш театр принял участие в этом проекте, о чём эта пьеса и о том, что хотели донести актёры нашего театра до своего зрителя.

О литературном материале

Мы – театр, а не какая-то агитбригада, и для меня было бы неприемлемо, если бы читка имела однозначную политтрактовку, была бы так называемой «агиткой». Тогда мы должны были бы ввязаться в какую-то грязную историю. А это всё-таки история другой страны, хотя и соседней. Мне кажется, что театр всегда должен оставаться театром. Поэтому для меня, прежде всего, было важно, как выглядит литературный материал. И когда я его прочёл, мне захотелось, чтобы мы с актёрами его реализовали.

Он выглядит как хорошая современная драматургия. Это важно. У всех персонажей очень интересный и живой язык. В нём есть историческая правда и есть художественный вымысел, что тоже важно. И, в конце концов, материал является злободневным, болезненным, острым. То есть, в этом материале есть все составляющие, которые вообще нужны для того, чтобы что-то ставить на сцене.

О сверхзадаче пьесы

Было бы странным сказать, что у автора этого материала нет какой-то сверхзадачи. Она считывается. Но при этом автор не выступает как политический агитатор. Иначе, как я уже сказал, мы бы в этом не участвовали.

Речь не о том, что мы все нейтральны и что у каждого из нас нет какой-то своей позиции. Но театр, как организация, не может быть политизирован, не может выступать от имени какой-то одной стороны. Как бы нам ни казалось, что всё очевидно.

Текст предполагает столкновение взглядов, предполагает, что каждый может занять свою позицию. В пьесе их семь – семь разных персонажей, у каждого – своя точка зрения, исходя из его социального статуса, опыта, возраста и так далее. И, несмотря на то, что автор, всё-таки, как бы выделяет «чёрное» и «белое», он даёт возможность, слушая текст, посмотреть на ситуацию не с одной позиции, а с семи. И этих позиций может быть ещё больше. Всё это меня, как режиссёра в том числе, подкупило.

О том, что Даугавпилсский театр хотел сказать, участвуя в этом проекте

При всём, сказанном мной, злободневность – это только один из факторов, который даёт шанс на успех постановки. Не менее важно – о чём пьеса, что мы хотели сказать этим текстом.

Читка этой пьесы — это и наша позиция. Прежде всего — всех тех семерых актёров, которые читали. Мы достаточно обсуждали, готовясь к читке. И мы – одинаково солидарны. Мы не хотим никому – ни стране, ни каким-то отдельным жителям, ни белорусам, находящимся в Латвии, указывать, как кому поступать, какие решения принимать и за кого голосовать. Этой читкой мы хотим подать свой голос, слиться с этим большим хором голосов против насилия и издевательств над людьми. Над людьми, которые, независимо от того, правильны или неправильны их убеждения, имеют право на собственное, отличное от какой-то директивной точки зрения, мнение.

Насилие, издевательство, физическое уничтожение людей – это то, что недопустимо. Тут не может быть иного мнения. И если мы сегодня говорим о Беларуси, где против людей выходит армия, где людей уничтожают только за инакомыслие, то мы, конечно же, выступаем за отмену каких-либо карательных мер. Такого способа прихода к власти не должно быть ни с одной, ни с другой стороны.

Но если смотреть глобально, то мы хотим говорить о гуманизме, о необходимости следовать нормам, которые каждому человеку известны и понятны. И нельзя их игнорировать. Ведь сейчас мы видим, что насилие развито повсеместно, оно приобретает какие-то всё более глобальные масштабы. Мировые масштабы. И это страшно. Тем важнее и интереснее этот текст.

Речь, таким образом, идёт об экстремизме, вне зависимости от его происхождения. Мы ни в коем случае не говорим о том, что, когда жители какой-то страны громят магазины или бросают в полицию гранаты, мы как-то призываем это поощрять. Однозначно – нет. Это ведь тоже – насилие. И вопрос о том, что с какой-то стороны это плохо, а с какой-то не плохо – не стоит. Насилие недопустимо ни с одной стороны.

И второе, чего я не могу не сказать. Мы – тот театр, единственный в Латвии, который меньше года назад заключил договор с Национальным театром Беларуси имени Янки Купалы. Театром, который одним из первых подвергся репрессиям. Когда в августе поступали первые новости, что уволен директор, я был уверен, что это – недоразумение. Когда актёры заявили, что готовы уйти вместе с директором, я был уверен, что на высшем уровне это тут же решится. И то, как это решилось — для меня по сей день шок.

Как директор государственного театра, ничем не могу оправдать то, что в наше время можно уничтожить национальный театр, который нёс высоко поднятое знамя белорусской культуры, только за то, что люди высказали своё мнение.

Мы с ребятами договорились, что этой пьесой мы хотели бы выразить поддержку нашим коллегам из Национального театра. Мы хотим, чтобы они знали, что мы делали это, репетировали, читали, с мыслями о них. Вот это точно совершенно, что нам было важно сделать.

Обращение к зрителям

Я хочу обратиться к людям, которые будут смотреть этот проект. К сожалению, мы знаем, какую противоречивую реакцию он способен вызвать. Кто бы сейчас что ни написал на эту тему, мы заранее можем сказать, какой полярной будет реакция. Это уже превратилось в рефлекс. Но если каждый будет настаивать только на своём, то не будет ли это повторением того, что мы уже видели? В такой однозначной трактовке ситуации — вот это «чёрное», а это «белое» — я нахожу огромный дефект. Она приводит к ещё большей конфронтации.

Мы призываем своих зрителей не становиться частью этой чудовищной мясорубки. Мы все должны научиться слышать друг друга.

Если бы мы могли попросить людей, для которых эта тема больна, послушать, что здесь говорится. Попросить перестать делить всё только на «наше» и «враждебное» и понять, что сейчас в Белоруссии царят беда и боль. Ну не должны мы через такую боль, такие утраты, решать на самом деле достаточно простые вопросы. А простота в чём – только в том, что всё должно быть честно и прозрачно. Что, если народ Беларуси хочет какой-то своей жизни, то он должен её получить. Но нельзя пытаться этот результат ни форсировать, ни узурпировать, тем более за счёт жизни и здоровья массы людей.

Никто сейчас не готов к какому-то однозначному решению. Но надо начинать говорить и развязывать этот узел. Не рубить его, а развязывать. И если мне позволено обратиться к тем, кто посмотрит нашу читку, то я хотел бы призвать попытаться размножить убеждение в том, что надо разговаривать и слышать все стороны. Это то, чего не хватает в любом конфликте, хотя, кажется, это такая простая истина. В любом конфликте важен диалог, попытка каждой стороны понять другую. Только там можно найти способ разрешения этого конфликта.

И если этой читкой мы смогли бы внести свою маленькую лепту в процесс налаживания диалога или поиска компромисса, чтобы кровь перестала литься, то мы, как театр, могли бы считать, что хорошее дело сделали.

И ещё не могу не сказать, что мне очень хочется верить, что не за горами то время, когда мы могли бы принять у себя Национальный театр Беларуси, и сами поехать туда со своими спектаклями.

Видеоверсию читки можно будет посмотреть на сайте «Чайки», а также на нашем канале в YouTube и на нашей странице в фейсбуке.

Проект «Обиженные. Беларусь(сия)» осуществляется «Чайкой» и Даугавпилсским театром при финансовой поддержке Посольства Швеции в Латвии и Латвийского бюро Совета министров Северных стран

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
2 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

[…] Олег Шапошников, отвечая на вопрос, почему он заинтересовался этим проектом, говорит, что, прежде всего, это хороший литературный материал, в нём есть все составляющие, которые вообще нужны для того, чтобы что-то ставить на сцене. «Он выглядит как хорошая современная драматургия. У всех персонажей очень интересный и живой язык. В нём есть историческая правда и есть художественный вымысел. Материал является злободневным, болезненным, острым». […]

trackback

[…] с Олегом Шапошниковым пытались найти путь, чтобы не делать пародию, а […]