Закупка вакцин в Латвии: лоббирование или стечение обстоятельств? Расследование Re:Baltica. Часть третья

вакцинация в латвии
Изображение: Re:Baltica

В третьей части своего расследования журналисты центра исследовательской журналистики Re:Baltica ищут ответы на вопросы лоббировал ли кто-нибудь закупку вакцины AstraZeneca, почему чиновники оказывали такое сопротивление покупке BioNTech/Pfizer и делятся своими выводами о том, кто виноват, что число привитых в Латвии на сегодня — самое маленькое в Европе.

Объясняя выбор препаратов для «портфеля вакцин», политики ссылались на мнения экспертов. Эксперты сегодня утверждают, что это — «полная чушь», что они вообще никак не могли на это повлиять, и они не знают, кто «назначил» вакцину AstraZeneca на роль главного оружия Латвии в борьбе с Covid-19.

5 января на пресс-конференции после требования об отставке тогда ещё министр здравоохранения Илзе Винькеле сказала, что выбор портфеля вакцинации — не политическое решение, и что она надеется, что в Латвийской Республике это никогда не изменится. «Эту оценку могут провести высокопрофессиональные специалисты. Именно эти люди, представленные в Государственном совете по иммунизации, оценив возможную комплектацию закупки в начале ноября, решили сделать акцент на AstraZeneca». Она отметила также, что такой подход характерен для ЕС в целом. «Использование других, более сложных вакцин — приоритет богатых стран».

Однако Re:Baltica, изучив доступные протоколы заседаний этого совета, пришла к выводу, что в словах Винькеле два момента не соответствуют действительности. Первый: соответствующее решение Государственного совета по иммунизации (структуры для консультирования по связанным с вакцинацией вопросам, состоящей из учёных и чиновников) нигде не обнаруживается. 

«Чушь. Полная чушь. Мы вообще никак не могли на это повлиять», — прокомментировала высказывание Винькеле руководитель Госсовета по иммунизации Даце Завадска. Винькеле отказалась комментировать, о каком собрании она говорила.

При этом даже Завадска, которая сейчас является главным авторитетом в Латвии по вопросам вакцин, говорит, что не знает, кто принял решение об использовании AstraZeneca в качестве главного оружия Латвии в борьбе с Covid-19.

Обобщенная Re:Baltica информация из Еврокомиссии и из ответственных за здравоохранение ведомств Литвы и Эстонии показывает, что первоначальный выбор в пользу AstraZeneca стал, скорее, результатом стечения обстоятельств. AstraZeneca первой завершила переговоры с Еврокомиссией и при этом обещала, что вакцины будут дешёвыми (1,78 евро за дозу, при том, что BioNTech/Pfizer стоит 12 евро) и простыми в использовании, и что поставки начнутся уже в декабре. В декабре до поставок дело не дошло, но в момент заключения договора в августе предвидеть этого было нельзя.

Процесс закупки вакцин происходил следующим образом. Сначала, в августе, Еврокмиссия даёт всем странам ЕС пять дней, чтобы присоединиться к договору с AstraZeneca. Все согласны. Гарантированное количество доз рассчитывается pro rata — то есть, исходя из того, какую долю от всего населения ЕС составляет население каждой страны. Но у стран всегда есть возможность изъявить желание купить большее или меньшее количество. В результате создается так называемая «распродажная таблица» (bazaar table), где указаны величины, о которых все договорились. Тогда каждый высылает свой точный заказ. То же происходит и с закупками других вакцин.

Латвия и Литва в августе заявили, что возьмут все предложенные pro rata дозы (Латвия — 1,27 млн, Литва — 1,86 млн), а Эстония попросила больше и подписалась на 1,33 млн. «С того момента мы в своём заказе ничего не меняли», — сообщила Re:Baltica представитель эстонского Министерства социальных дел Эва Лехта.

Откуда взялись предположения о лоббизме

Разговоры о лоббизме породил тот факт, что из всех производителей только эту компанию пригласили на Государственный совет по иммунизации рассказать о своей вакцине — ещё 14 сентября. Завадска объясняет это желанием понять, почему в тот момент были остановлены клинические испытания препарата AstraZeneca. Государственное агентство лекарств не могло ответить, и заместитель директора Янис Звейниекс предложил пригласить представителя самого производителя для пояснений. У самой Завадской нет даже контакта фирмы. Других не пригласили, так как Moderna на тот момент в Латвии не была представлена, а Pfizer со своими данными «сидел в окопе, как партизан».

«Бред сивой кобылы, — отвечает Завадска на вопрос о возможном лоббизме. — В любой стране мира, где Госсовет действует в соответствии с критериями Всемирной организации здравоохранения, есть право и обязанность пригласить любого, кто может ответить на интересующие нас вопросы — государственные структуры, компании, исследовательские группы, ассоциации. Мы — независимые эксперты, наши решения носят рекомендательный характер. Никто из нас не является должностным лицом. Какой лоббизм!?».

Вторая причина этих разговоров — мощное сопротивление руководства ведомства здравоохранения покупке BioNTech/Pfizer, которое доходило до предоставления правительству неверной и вводящей в заблуждение информации.

Логичным выглядит высказанное несколькими источниками Re:Baltica предположение, что чиновникам просто не хотелось возиться с более сложной логистикой, вакцина была достаточно дорогой, а на горизонте маячила дешёвая и простая AstraZeneca, насчёт будущего которой проблем не предвиделось: зачем покупать дороже и потом получать упрёки от журналистов? Мол, просто плохое управление рисками.

Однако, есть некоторые странные совпадения.

Во-первых, когда в сентябре Минздрав сообщал правительству о срочных выплатах в фонд ЕС для закупки вакцины, в докладе не было упомянуто, что переговоры закончились и с BioNTech/Pfizer, и, соответственно, эти вакцины тоже скоро будут предложены. Re:Baltica пока не удалось выяснить, кто и почему умолчал об этом факте.

Во-вторых, сложность использования BioNTech/Pfizer в докладах правительству была преувеличена.

В-третьих, AstraZeneca представляли как самую близкую к финишу даже тогда, когда для этого не было оснований и другие уже наступали на пятки. «AstraZeneca сейчас ближе всего и цена у неё наилучшая», — в сентябре сообщила правительству Винькеле. AstraZeneca действительно первой, ещё 1 октября, подала Европейскому агентству лекарств результаты исследования. Но BioNTech/Pfizer отстала всего на пять дней. В конце декабря BioNTech/Pfizer зарегистрировали первой, более чем на месяц раньше AstraZeneca, которую зарегистрировали в конце января.

В-четвертых, и это второй не соответствующий фактам момент в прощальной речи Винькеле, BioNTech/Pfizer не была приоритетом только более богатых стран. В то время, когда Латвия в первом раунде подала заявку только на 97 500 доз из доступных 841 тысячи (а потом ещё, согласно поданной в конце февраля Минздравом информации, на 100 из возможных 420 тысяч), Эстония и Литва брали намного больше — сразу 703 тыс и 1,24 млн уже в первом подходе. Между тем, в Латвии на не запротоколированном собрании чиновники договорились, что поначалу BioNTech/Pfizer приобретут только для вакцинации медиков, а дополнительные дозы — и то не все — в декабре купили только благодаря счастливой случайности.

Эти решения, как и задержавшаяся регистрация AstraZeneca и её неспособность произвести обещанное, стали причиной, почему Латвия отстает от Эстонии и Литвы по темпам вакцинации. В январе Латвия докупила существенные объёмы BioNTech/Pfizer, но эти большие поставки ожидаются только в апреле, следует из графика Минздрава.

«Мое объяснение, что фраза «пошло вкривь и вкось» — формулировка сегодняшнего дня. Если бы AstraZeneca выстрелила первой, ничего такого не было бы. В этом контексте я не буду заниматься самобичеванием — я признаю, что случилась неудача, ошибка, стечение нескольких обстоятельств», — сказала Винькеле Re:Baltica. Она добавила, что Министерство здравоохранения последние пять лет до её вступления в должность было ослаблено: сменились три госсекретаря, чиновники были запуганы и страдали от моббинга, о чём свидетельствует количество жалоб омбудсмену — поэтому «способность брать на себя риск здесь, возможно, меньше, чем в других министерствах».

Тем временем AstraZeneca признала, что в первом квартале поставит странам ЕС менее половины обещанного. Международные СМИ сообщают, что и во втором квартале, производитель, возможно, поставит только половину обещанных доз.

Выводы расследования Re:Baltica

1. Отставание Латвии от других стран Балтии по части вакцинации от Covid-19 обусловлены двумя дорогими ошибками. Первая: правительство Кришьяниса Кариньша, в отличие от Литвы и Эстонии, не требовало утверждать объёмы каждой закупки вакцины. Поэтому оно не контролировало риски, что привело к нехватке вакцин. Вторая: в ведомстве здравоохранения царило необъяснимое сопротивление закупке сравнительно более дорогой и сложной в применении вакцины BioNTech/Pfizer, которую соседи приобретали в больших объёмах, и потому сейчас могут прививать больше людей, чем мы.

2. У министра здравоохранения Илзе Винькеле и отрасли было целое лето, чтобы создать прозрачную систему. Вместо этого Винькеле оставила в ведении чиновников среднего уровня принятие решений о вакцинации. И те видели в ней всего лишь обычную прививку от гриппа. Решали на неформальных собраниях без протоколов, поэтому найти ответственных за решения невозможно.

3. До самого конца декабря правительству не было известно, что страна не подаёт заявки на все доступные вакцины. И хотя портфель вакцин правительство обсуждало раз в месяц, детальную информацию оно не запрашивало, лишь механически выделяя деньги на уже заключённые договоры.

Главным ответственным за организацию процесса руководство Минздрава перед правительством называло руководителя Государственного агентства лекарств Свена Хенкузена, который предоставлял вводящую в заблуждение информацию о сложности применения вакцины BioNTech/Pfizer. Отказ от более чем миллиона доз этой вакцины и задержка с поставками AstraZeneca — главная причина, почему число привитых в Латвии — самое маленькое в Европе.

Для подозрений, что акцент на AstraZeneca связан с лобби, сейчас оснований не видно. Не только Латвия, но и Литва с Эстонией приобрели всё предложенное компанией, поскольку она первой завершила переговоры с ЕС, выглядела обнадеживающе, а её вакцина была дешева. Объёмы закупки позже менять не стали. Однако, даже изучив процесс принятия решений, так и не получен ответ на другой вопрос: почему чиновники так сопротивлялись покупке вакцины BioNTech/Pfizer и является ли сравнительно сложная логистика для этой вакцины единственной причиной?

Авторы текста: Санита Йемберга и Инесе Лиепиня.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments