«Мы открыты для всех, кому интересно», — Рива Урютова, председатель еврейской общины Даугавпилса

Председатель еврейской общины Даугавпилса Рива Урютова. Фото: Елена Иванцова
Председатель еврейской общины Даугавпилса Рива Урютова. Фото: Елена Иванцова

Июль – важный месяц для всех латвийских евреев, когда вспоминают жертв Холокоста. В этом году 4 июля исполнилось 80 лет с того дня, когда в Риге были сожжены все синагоги, погибли тысячи евреев. Всего за годы нацистской оккупации в Латвии были убиты более 70 000 местных евреев и около 20 000 евреев, депортированных сюда из других европейских стран.

В Даугавпилсской крепости уже в этом году появится мемориальный знак в память об узниках гетто. О том, как собираются средства на этот памятник и как живёт еврейская община Даугавпилса в период пандемии «Чайке» рассказывает председатель общины Рива Урютова.

– Прослушать аудиоверсию

Всегда были здесь

Недавно отремонтировали фасад нашего здания на ул. Сакню, 29, а то совсем оно было не презентабельным снаружи. Сейчас собираемся повесить вывеску с названием общины, не так быстро решается вопрос, потому что всё это очень дорого. Ремонт проводили за свой счёт, этим, в основном, занимается религиозная еврейская община. А мы, светская часть общины, понемногу приводим в порядок внутренние помещения. Уже отремонтировали коридор, библиотеку, ещё несколько помещений. Это мы уже делаем на пожертвования. Еврейская община всегда здесь располагалась. Правда, раньше народу было больше и жизнь была насыщеннее.

В общине с самого начала

В конце 2019 года еврейская община Даугавпилса отметила 30-летие, тогда же меня назначили руководителем её светской части. Раньше у руля был Ханон Шперлинг, он теперь руководит религиозной частью общины. Я сколько себя помню, всегда сюда ходила, а потом и сына привела. Я на несколько лет уезжала жить в Израиль, но вернулась. Это было в начале 2000-х. Уезжать нужно вовремя – я сделала такой вывод. У меня много знакомых и родных, которые уехали, но есть и те, кто вернулся сюда.

Конечно, мне приходилось в своей жизни сталкиваться с антисемитизмом. Особенно в школе.

Старожилы и молодые

В общине у нас 160 человек, из них примерно у 140 еврейские корни. У кого-то мама, у кого-то папа или оба родителя евреи. В Даугавпилсе есть чисто еврейские семьи. Но много и смешанных, конечно. Евреев на всех не хватит. Это правда, что национальность еврея определяют по маме, ведь только мама знает, кто отец (смеётся).

Самому старшему нашему участнику 101 год. Самуил Глезеров – человек, который вынес все тяготы лагерной жизни. Он жил в лагере, где вечная мерзлота, и они по 8 часов в день долбили эту мерзлоту… Поэтому он такой крепкий, говорю я ему. Он знает иврит, идиш, латышский.

К нам приходят и дети, и внуки более старших членов общины, им интересно. У нас весело, особенно когда праздники отмечаем. На Пурим, например, нужно приходить в карнавальных костюмах. Детям это нравится, они веселятся, получают призы. 

Еврейские общины есть в Риге, Лиепае, Резекне, Юрмале. Рижская община, например, насчитывает 8 000 человек. Все мы время от времени встречаемся, все состоим в совете еврейских общин Латвии. Связь есть. 

Открыты для всех

К нам, в светскую общину, может прийти и вступить любой человек, который хочет изучать историю, традиции и культуру еврейского народа. Мы открыты для всех, пожалуйста, приходите. 4 июля, как и каждый год, мы снова вспоминали жертв Холокоста у мемориала в Погулянском лесу. На траурный митинг мы приглашали всех, был организован автобус. И в лес приехали многие, кто интересуется жизнью города, нашей жизнью. 

Синагога наша всегда открыта, там всё расскажут и покажут. Там и наш популярный среди туристов музей «Евреи Латгалии», а на улице представлена выставка «Знаменитые евреи». По всему Даугавпилсу масса мест, связанных с евреями, в основном, грустных. У нас в городе можно заказать экскурсию «Еврейский Даугавпилс». А наш Иосиф Рочко издал еврейские путеводители по Даугавпилсу и Латгалии, он есть во всех библиотеках.

У нас в общине хорошая библиотека, можно приходить и брать. Здесь есть еврейская литература, словари, книги об Израиле, масса исторических материалов, книги о евреях Даугавпилса, издания еврейских писателей и наших, местных – Иосифа Штейманиса, Бориса Волковича и других. Почётный даугавпилчанин Бениамин Свердлов оставил нам в дар часть своей библиотеки – большую серию биографий известных людей.

Знаете ли вы?

Мы в повседневной речи часто употребляем слова из иврита. Вот например, слово «шмон». На самом деле «шмон» — это цифра 8. То есть в 8 часов вечера — шмон в тюрьме. Вот оттуда и пошло. Или ещё – слово «халява». Раньше за вредность молоко давали. Так вот на иврите молоко – «халяв».

Жизнь кипела

До пандемии у нас тут много чего происходило. Женский клуб, детский клуб, литературный клуб, клуб «Дети войны» работали, вечера и лектории проводили, главные праздники Пурим (Новый год) и Хануку отмечали всегда в кафе, всегда очень весело. Наши танцевальный и хоровой коллективы выступали на мероприятиях и празднике города. В прошлом году нам больше всего запомнился праздник улицы Ригас – тогда впервые появилась еврейская часть мероприятия, и мы, расположившись на ул. Михоэлса, смогли показать свою кухню, танцы, песни и традиции. Нам тогда сказали жители: «Ваши танцы собрали весь город!».

Осенью хотели организовать фестиваль клезмерской музыки, но вмешался коронавирус. В этом году мы бы тоже провели нечто подобное, но увы. Вот в сентябре у нас будет Новый год, надеюсь, что встретимся все. 

У меня были планы восстановить спектакль «Еврейское счастье». Он появился у нас давно, лет 14 назад, играли члены нашей общины. Ещё к нам приезжал из Москвы режиссёр, который хочет поставить спектакль «Брундибар» с участием членов нашей общины. Это детская опера 1938 года чешского композитора еврейского происхождения Ганса Краса с либретто Адольфа Хоффмайстера, Она известна благодаря выступлениям детей концентрационного лагеря Терезиенштадт (Терезин) в оккупированной Чехословакии. Всё это пока устная договоренность, мы только познакомились. 

Пандемия – это горе

Конечно, очень плохо было, когда всё это началось. Некоторые наши участники только и жили жизнью общины. Можно было прийти, поговорить, посетить наши лекции. Это их поддерживало. Один наш член общины на глазах стал чахнуть, когда всё запретили.

Пандемия много горя всем принесла. Она вмешалась во все наши мероприятия, в нашу жизнь. Всё остановилось. Сейчас уже можно встречаться, если есть прививки, или соблюдая 2 метра, но у нас не очень большие помещения, даже 10 человек проблематично рассадить. Недавно хотели провести презентацию фильма о знаменитых евреях не только Даугавпилса, но и всех вообще, но, к сожалению, так это всё и застряло. План мероприятий, конечно, есть, но пока занимаемся текущими делами, собираем, например, деньги на памятный знак в Крепости. 

Социальный центр, который помогает евреям, пережившим Холокост, и одиноким людям, работать не переставал. 

Из памяти не вычеркнуть

Для меня лично место расстрела евреев в Погулянском лесу имеет особое значение. Там расстреляли моего дядю, брата отца. Он был 1927 года рождения. Мой папа, когда я читала книгу Рыбакова «Тяжёлый песок», всегда плакал. Отцу на момент начала войны было 10 лет, и он был здесь, в Даугавпилсе. Как ему удалось спастись, я не знаю. Мама моя, когда началась война, ехала в пионерский лагерь – её премировали за хорошую учебу. Началась бомбежка, и их отправили в Башкирию, там она попала в детский дом. 

В Даугавпилсе было 11 000 евреев, когда началась война. Со всех городов их сюда свозили и их количество достигло 15 000. Из них, когда война закончилась, осталось только 100 человек. Первые расстрелы начались уже 26 июня, и до мая месяца 1942 года осталось только 487 человек, их перевезли в гетто в крепость. Они работали в крепостных мастерских, потом их отправили в Ригу, Эстонию, Польшу – в разные лагеря.

Это не вычеркнуть из памяти. Поэтому мы хотим поставить здесь памятник. 

Узникам гетто

Идея памятника появилась уже давно. Два года я уже этим занимаюсь. Было много согласований, переписки, и сейчас даже есть противники его установки… Но место выбрано, он будет напротив дома по ул. Михаила, 9. Надеюсь, что в октябре-ноябре установим. Деньги практически собраны, самоуправление помогло. Есть эскиз, памятный знак будет выше человеческого роста. 

Будьте здоровы!

Встречаются два еврея, один говорит:
— О, Изя, у тебя сегодня день рождения? Я тебя поздравляю, желаю дожить до 120 лет.
Изя:
— Нет-нет, я не хочу до 120!
— Почему, ты что, дурак?
— Нет, но я хочу, чтобы на моем памятнике написали: «Умер преждевременно». 

Вот и я всем желаю умереть преждевременно, в 119 лет!

Прочитайте и другие истории о жизни даугавпилсских культурных обществ! Здесь найдёте интервью с Жанной Романовской, руководителем Центра белорусской культуры; здесь — о жизни Центра польской культуры в Даугавпилсе рассказывает его руководитель Жанна Станкевич, а здесь — Надежда Стаховская рассказывает об украинском обществе «Мрия».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments