«Качество образования – главный критерий оценки. Это относится не только к вузам, но и к школам», — министр образования Илга Шуплинска

Министр образования Илга Шуплинска в Даугавпилсе. 30 января 2020 года. Фото: Евгений Ратков
Министр образования Илга Шуплинска в Даугавпилсе. 30 января 2020 года. Фото: Евгений Ратков

Министр образования Илга Шуплинска, побывавшая 30 января с визитом в Даугавпилсе, призналась «Чайке», что конструктивного общения с руководством Даугавпилсской думы пока не получилось. В отличие от руководства Даугавпилсского края. Оптимизация городских школ и судьба Даугавпилсского университета – вопросы по этим темам «Чайка» задала министру во время интервью.

О ситуации в даугавпилсских школах

Статистика. За последние 19 лет, начиная с 2000 года, количество учеников в латвийских школах уменьшилось на 40% — 350 тысяч школьников в 2000 году и 200 тысяч в 2019. Из них примерно 51% посещают школы в крупных городах с населением более 50 тысяч жителей – Рига, Даугавпилс, Лиепая и Елгава. На эти города приходится 31% всех школ Латвии.

Только 4 из 13 Даугавпилсских средних школ могут соответствовать предложенным министерством образования критериям по количеству учеников в старших классах – не меньше 120. Каковым может быть план оптимизации школ в нашем городе?

Учредителем школ является самоуправления. Сегодняшние переговоры с городским самоуправлением были довольно напряженными. В ходе встречи с самоуправлениями и руководством школ мы пытались выяснить проблемы, с которыми сталкиваются учебные заведения, и договориться о дальнейших совместных действиях.

Цель этого визита – не просто сосчитать количество учеников в школах. А определиться, каким способом можно решать проблему, если не выполняется этот количественный показатель. Существуют ли возможность переупорядочить школьную систему? И если мы, к примеру, решим объединить какие-то школы, будет ли достаточно учебных мест?

Учителя и в других городах, и здесь, в Даугавпилсе, говорят о том, что не хватает квалифицированных педагогов, но, в то же время, объединяться они не хотят. Но, по сути, нет большой разницы — проводить учебную работу в классе с 15 или с 20 учениками.

И здесь существует противоречие. С одной стороны, понятно желание учителей получать более высокие зарплаты. С другой стороны, в городе, в котором нет особой проблемы с логистикой и транспортным сообщением, мы не можем договориться о том, чтобы в одном городском районе была одна основная и одна средняя школа. Одна специализируется на одних учебных дисциплинах, другая имеет иную специализацию.

Мы договорились о продолжении переговоров, и мы готовы приезжать и проводить здесь методические семинары, разъяснять свою позицию, более подробно и детально отвечать на вопросы. Но самое главное, если посмотреть на ситуацию в Латвии в целом, есть самоуправления, которые не занимают выжидательную позицию, пока будет принято правительственное решение, а сами действуют и предпринимают определённые шаги не только в вопросе упорядочения школьной системы, но и поддержки своих учителей. С такими самоуправлениями легче договариваться и вести конструктивный диалог. Мы видим, что они действуют, и мы обязаны идти им навстречу.

Здесь же мы оказались в ситуации, когда многое не сделано, и многое предстоит сделать, и поэтому очень сложно договориться о совместных действиях. Я имею в виду именно городское самоуправление Даугавпилса. С Даугавпилсским краевым самоуправлением у нас был совсем иной разговор: там есть своё видение реформы, они сами планируют и предлагают свои расчёты, которые мы охотно рассмотрим в министерстве.

К примеру, согласно их расчётам, в случае закрытия Вабольской средней школы, повысятся транспортные расходы, и это не будет эффективным решением. В таком случае, если они докажут, что качество образования от этого не пострадает, то есть все основания бороться за сохранение школы.

Это и есть взаимный диалог, где мы не пытаемся что-то разрушать, а пытаемся мыслить иначе. И это новое мышление заключается в том, что самоуправлению следует самому на своей территории планировать ресурсы — человеческие, финансовые и инфраструктурные, и тогда смотреть, что можно сделать вместе с государственными структурами. Но если вся реформа происходит только в одностороннем порядке, и государство является главным двигателем этой реформы, а самоуправление бездействует, то тогда диалога не получается.

Школы, которых коснётся реформа, уже знают об этом?

Пока нет. Выступавшая представитель школьной управы Даугавпилса рассказала, что у них есть своё видение, какие школы могут быть реформированы, но, скорее всего, городское самоуправление будет ждать решения правительства, а затем уже принимать собственное решение, как его выполнять. Ну а Даугавпилсская районная дума будет рассматривать этот вопрос в марте этого года.

В случае изменения статуса школы со средней на основную, без работы могут остаться учителя, преподающие в старших классах. Их судьба вызывает опасения.

Представитель городской школьной управы рассказывает мне о том, что даугавпилсские педагоги перегружены. Как только я спросила о вакансиях для педагогов, мне ответили, что таких мест у нас нет, потому что, каждый педагог у нас работает по 40 и более часов.

В нашем государстве наблюдается нехватка педагогов, а вы говорите о том, что они останутся без работы. В этом тоже есть противоречие. В таком случае нужно говорить об этом открыто, и мы поможем решить этот вопрос. Или же управа не видит другого способа решения, кроме как увольнения.

О ситуации с Даугавпилсским университетом

Статистика. В Латвии с 1,9 миллионов жителей сегодня действует 54 вуза, то есть, на 35,5 тысяч жителей — один вуз. В Эстонии один вуз приходится на 60 тысяч жителей, в Литве — на 63 тысячи, в Финляндии один вуз на 143 тысячи населения, в Дании на 144 тысячи. В среднем в Латвии на один вуз приходится 1511 студентов, в Эстонии – 2200, в Литве – 2677, в Финляндии – 4147, в Дании – 3608. Существующая в Латвии модель высшего образования рассчитана на 150 тысяч студентов, реальное их количество – 80 тысяч.

Даугавпилсский университет не справляется с количественным показателем по новым критериям, в нём учится только около 2200 студентов, а не 4000…

Здесь есть сразу два момента. Во-первых, та типология, которая предлагается на сегодняшний день, определяет, что, независимо от названия – университет или высшая школа, это учебное заведение будет относиться к университетскому типу. Нет ни малейшего основания опасаться того, что вуз может быть лишен каких-либо полномочий заниматься тем, что и сейчас, то есть, предоставлять высшее образование от бакалавра до доктора, заниматься наукой по всем имеющимся направлениям.

В настоящее время проводится оценка именно научного потенциала и результатов научной деятельности высших учебных заведений. И определённо, если эта оценка будет ниже 3 баллов по 5-бальной шкале, то тогда будет проведена реорганизация.

Поэтому, во-вторых, именно потенциал вуза, как научного центра, является главным критерием оценки – это количество докторов наук, а также возраст педагогов. Никто не говорит о том, что человек в солидном возрасте не может заниматься преподаванием. Но, в тоже время, отсутствие притока молодых учёных кадров означает, что тормозится введение современных научных тенденций, выход вуза на международный уровень.

Моя главная идея – это предоставление вузам, которые не соответствуют существующим критериям, трёхлетнего переходного периода, во время которого они разрабатывают свою стратегию. Определяют, например, три основных научных направления для углублённого исследования, доказывают, что они могут пригласить к себе профессуру из других вузов, в том числе и зарубежных, а также экспортировать своих научных работников. И, если есть этот научный потенциал, то не будет и никаких изменений в статусе.

Если же руководство вузов ждёт, что правительство отступится от своих планов, то приведу пример соседней Эстонии. В Латвии на сегодня существует 54 высших учебных заведения на 1,9 миллионов жителей страны. Это получается одна высшая школа на примерно 36 тысяч жителей. В Эстонии один вуз на 60 тысяч жителей! И это тоже ответ, почему нужна реформа. Так что, если есть научный потенциал, и вуз докажет, что способен развиваться и находиться «на волне» мировых научных тенденций, то никаких изменений в статусе не будет. И это не произойдет уже завтра или в следующем году. Самое ранее — закон о вузах вступит в силу в сентябре этого и года, и только тогда начнётся отсчёт трёхлетнего периода для переаттестации. 

Для студентов что-то поменяется от изменения статуса?

Абсолютно ничего! Это и есть ответ на оба ваших главных вопроса. Нас, в первую очередь, заботит качество образования и интересы учащихся, будь то школьник или студент. 

Напомним для читателей предлагаемые министерством новые критерии для вузов

Согласно новой модели, предлагается определить для всех ВУЗов несколько типов в зависимости от поставленных целей. Здесь есть как количественные, так и качественные критерии. Для вузов, которые не достигают количественного критерия, по мнению министерства, существует два способа – самим увеличить количество студентов или консолидироваться с другими учебными заведениями. Предлагаемые количественные параметры должны стимулировать латвийские вузы к консолидации.

Для категории «Университет» определяются следующие критерии:

  1. Количество студентов – не меньше 4000.
  2. Ежегодно присваиваются докторские степени.
  3. Научная деятельность подтверждается научными международными (цитируемыми) публикациями.
  4. Докторские степени присваиваются только по тем дисциплинам, по которым университет достиг результатов в соответствии с международным уровнем.
  5. Развиты научные исследования и учебные программы не меньше, чем по 3-5 научным направлениям.
  6. Осуществляется обучение на степени бакалавра, магистра и доктора.
  7. Докторскую степень должны иметь не меньше 65% преподавателей, занимающих академические должности.  

Критерии для «Высшей школы»: университет прикладных наук

  1. Количество студентов — не меньше 1000.
  2. Развиты как минимум одно научное направление и одна студийная программа.
  3. Проводится обучение на степени бакалавра, магистра и доктора.
  4. Докторские степени присваиваются только по тем дисциплинам, по которым университет достиг результатов в соответствии с международным уровнем.
  5. Не меньше 50% преподавателей, занимающих академические должности, должны иметь докторскую степень.

Критерии для «Высшей школы»: университет искусств

  1. Количество студентов — не меньше 1000.
  2. Развиты как минимум одно научное направление и одна студийная программа.
  3. Осуществляется обучение на степени бакалавра, магистра и доктора.
  4. Развито одно из направлений искусств.
  5. Осуществляет направление доктора искусств
  6. Начиная с 2023 года, не меньше 20% преподавателей, занимающих академические должности, должны иметь докторскую степень.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
3 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments