Среда, 8 мая, 2024

Мой ответ российскому журналисту о русских в Латвии. Личное мнение

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Всеобщая декларация прав человека
ООН

Ольга Журавлёва, русскоязычная жительница Латвии. Фото из личного архива



18 апреля на портале ТVNET вышла статья под весьма провокационным заголовком «Я не вижу в Латвии интеллигентной русской прослойки», где российский журналист Илья Азар из «Новой Газеты. Европа» рассуждает о том, почему жители Латвии, как ему кажется, не соответствуют его представлениям о гражданской солидарности в нашем обществе.

Читай нас в Telegram

Это интервью вызвало много споров в кругу моих друзей и знакомых, скорее даже не споров, спорить нам было не о чем, все мы были друг c другом солидарны, а непонимание и раздражение, спровоцированные высказываниями журналиста о русскоязычных в Латвии, которые, по его мнению, мало участвуют, или не участвуют вовсе в российской политической протестной деятельности.

Наверное, со стороны недавно приехавших россиян, люди, живущие в Латвии и говорящие на русском языке (граждане или неграждане Латвии), выглядят как «свои», которые просто территориально не находятся в России, по той или иной причине. Не важно, по какой именно, но явление это временное и в исторической перспективе недолгое и, соответственно, все мы, в глазах этого журналиста – часть его социального культурного пространства, которое по непонятным причинам не участвует в российской политической жизни, видимо исходя из своей природной лени, боязни репрессий или асоциальности.

На мой взгляд, это утверждение в корне неверно. В данном случае я говорю только от себя лично и от лица своих друзей, коллег и знакомых, чьё мнение разделяю.

Русскоговорящие люди, рождённые в Латвии во втором, в третьем, в четвертом поколении, прошли очень долгий путь, их семейные истории отличаются и имеют разную географию.

Часть семей идентифицируют себя с украинской, еврейской, польской, белорусский культурой. Часть семей попала на территорию Латвии ещё до первой мировой войны, часть во время второй мировой войны, некоторые сразу после неё, но так или иначе их существование всегда было связано с Латвией.

Даже в СССР, мы (под «мы», в данном случае, я подразумеваю свою семью и своих друзей) не считали Москву столицей своей родины. Мы родились в Латвии, Литве и Эстонии, переезжали в Ригу, Вильнюс и Таллин, мечтали поступить в «наши» столичные университеты, смотрели «наше» кино и любили «наших» актёров. Бегали за автографами Вии Артмане и Мирдзы Мартинсоне и болели за Арвидаса Сабониса. По какой-то удивительной причине и вопреки всему, странам Балтии в течение долгих лет существования Советского Союза удавалась сохранить свою идентичность, несмотря на зашкаливающий поток трудовых мигрантов в 60 — 70-х годах.

Для многих людей, чья юность пришлась на начало 90-х, Россия это – другая страна, большая и не очень понятная. Многие из наших родителей охотно получали образование в Москве и Ленинграде, некоторые там работали, как, например, мои родители, но возвратились обратно. А какая-то часть никогда не жила в России, хотя имела там родственников, но себя с этой страной уже не идентифицировала.

Да, мы понимаем, что мы говорим на одном языке, хотя, здесь тоже «не всё так однозначно».

О русском языке в Латвии, Литве и Эстонии можно писать долго и много, но лучше прочитать обзорную статью в «Новой газете. Балтия», где специалисты размышляюто языковых изменениях, которые неизбежны в ситуации длительного соседства разных этносов. 

Проще говоря, русский язык в странах Балтии, это уже совсем не то, что русский язык в России. Поменялась не только наша лексика и артикуляция, поменялось наше сознание. Поэтому ещё несколько лет назад (даже странно сейчас такое представить) российская проблематика, в принципе, интересовала латвийцев, не больше, чем любая другая, немецкая, итальянская или французская. Так было до войны. Сейчас всё обстоит гораздо хуже и сложнее. 

Скажу честно, многие из моих коллег, друзей и знакомых, просто не хотят иметь никакого отношения ни к протестному российскому движению, ни к приехавшим к нам россиянам, и это, скорее, вопрос доверия, а не нашей политической или социальной активности. И мне кажется, мы имеем на это полное право.

Теперь я хотела бы немного сказать о претензиях по поводу невыхода в Латвии многотысячных протестных акций из-за убийства в российской тюрьме политика Алексея Навального. Смерть Алексея Навального в латвийском обществе действительно обсуждалась очень мало, я имею в виду комментарии на русском языке в различных соцсетях, а не официальные СМИ, которые это освещали как раз очень много.

Гораздо больше нас (латвийцев) интересовали дорожные столбики и ситуация с переименованием улиц, и это вполне понятно, это наши улицы, и мы по ним ездим, а это политик из другой страны, и эта страна ничего не сделала, чтобы эту ситуацию изменить.

Я в данном случае имею в виду, конечно, политические элиты, а не отдельно взятого россиянина. 

Российских журналистов и вновь прибывших россиян очень «смущает» и сбивает с толку видимость нашей якобы «близости» (культурной, языковой). Она же играет на руку российскому режиму и националистическим партиям. Нас постоянно пытаются втянуть в ту или иную политическую повестку, сделать участниками, «пятой колонной», которой мы никогда не были.

Ещё раз хочу подчеркнуть: под «мы» я имею в виду только тех людей, чьё мнение мне известно, либо тех, кто со мной согласен.

Пресловутый языковой вопрос, раздутый донельзя, уже давно не актуален для большинства русскоговорящих, и дискуссии по поводу кукольного театра и отмены спектаклей на русском языке – это не повод для демонстраций, которых от нас ожидает и к которым нас призывает российская оппозиция (вопрос – зачем?). Это повод ещё раз сходить с ребёнком на прекрасный спектакль Un atkal Pifs!

Мне невольно вспоминается ситуация с телеканалом «Дождь», которому было отказано в лицензии из-за интервью с тогдашним мэром Риги Мартиншем Стакисом по поводу сноса памятника в парке Победы.

Илья Азар, в общем и целом, ведёт себя точно так же, видимо забывая, что именно война с Украиной стала тем триггером, который повлиял на латышско-русские отношения: скоропалительные реформы образования, отключение вещания и блокировка сайтов, снос памятника, ситуация с Домом Москвы, сдача языкового экзамена для бывших неграждан Латвии, которые взяли российские паспорта и т. д.

Теперь переехавшие к нам россияне обвиняют нас в том, что мы малоинициативны и бездействуем! Мне кажется, это, во-первых, очень несправедливо по отношению к русскоязычному сообществу в Латвии, а во-вторых, просто неуместно.

Честно говоря, я склонна списывать это явление на невозможность понять и принять, что «говорить на русском» и быть россиянином – не одно и то же.

Может быть, в силу своего исторического прошлого, размеров государства, автократического режима, гражданину России в принципе очень сложно понять, что этнического русского может не очень интересовать его этническая Родина, у него может не быть российского паспорта, ему позволительно мало знать о России и не разделять её ценностей.

Российское общество и в довоенное время очень любило навешивать ярлыки «предателей», например, как можно быть русским и не ликовать по поводу оккупации Крыма, или как можно быть русским и не осуждать западную политическую повестку.

Сейчас это уже стало звучать, как «как можно быть русским и не ходить на русские акции протеста». На мой взгляд, все эти призывы не очень отличаются от предыдущих, и складывается ощущение, что в сознании россиянина с момента развала СССР в принципе ничего не изменилось.

Людей всё так же призывают ходить строем, смотреть в одну сторону, просто стороны могут быть разные, одна «за», другая «против», но кивать в унисон со всеми в любом случае придётся.

И если вдруг кто-то отвернётся и нарушит священную целостность групповой медитации, то сразу будет записан в ряды «коллаборационистов», «Иванов родства не помнящих» или «безынициативных русских», причём — как в рядах либералов, так и в пропутинских.

Желания присоединиться к господину Азару у меня не возникло. Человек, который только что приехал в страну, о которой ничего не знает, но позволяет себе делать скоропалительные выводы, ничего кроме раздражения и негодования вызвать не может.

Если Илья Азар и Божена Рынска, позволившая себе сказать, что «подавляющая часть неграждан Латвии являются животными», — это представители «России будущего», то ничего привлекательного, во всяком случае для себя, я в этом будущем не вижу, та же советская риторика, но под другими знаменами откровенного хамства или беспочвенных, голословных обвинений в несоответствии «интересам коллектива».

Слава богу, мы уже 30 лет не ходим строем, не рапортуем на комсомольских собраниях и вполне можем позволить себе проигнорировать высказывания о нашей «низкой социальной активности».  Не лучше ли было сначала задаться вопросом, оперируя Кантом, не «что мы не сделали», а «почему мы этого не сделали»? Не пришли? Не участвуем?

В представлении сегодняшней русской эмиграции, мир по традиции, как всегда, делится только на чёрное и белое, либо вы с нами, либо вы против нас, либо вас нет. Чтобы увидеть интеллигентную русскую (и любую другую) прослойку, надо научиться замечать вокруг себя кого-то ещё, но порою кажется, что как раз это для русского человека находится за гранью понимания.

Уровень концентрации на «русском мире» должен быть просто зашкаливающим, иначе ведь кому-то может прийти в голову, что Россия не единственная страна в мире, а есть ещё и другие страны, не менее важные, и в них живут люди, у которых есть свои интересы и свой взгляд на происходящее и эти взгляды могут несколько отличаться от того, к чему привыкли, и чего от нас ожидают российские граждане.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Поделиться

Выскажи своё мнение

Как стать колумнистом

Мнения на другие темы

Похожие новости

Как фильм «Девчата» манипулировал сознанием зрителей, и как это работает по сей день. Мнение лингвиста и культуролога

Лингвист и культуролог Ольга Журавлёва сравнила повесть "Девчата" с одноимённым советским фильмом и показывает, как работает пропаганда.

Перекрёсток Перовской и Академика Вавилова. О названиях улиц и нашей истории. Личное мнение

Как в названиях улиц и в советской топонимике соседствовали гении и убийцы и почему такое вообще возможно, размышляет Ольга Журавлёва.

Встретить Новый год в огромной толпе — это классно! Личные впечатления от новогодней ночи в Даугавпилсе

Валентина Зиновьева делится своими эмоциями после встречи Нового 2024 года вместе с другими жителями и гостями Даугавпилса в центре города.

Как русский язык помогает латгальскому ясно описывать дела тёмные. Личное мнение

Автор делится своими мыслями о заимствовании в латгальском сериале "Фаты" слов и выражений из русского языка.
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: