Понедельник, 10 июня, 2024

Фильм «Зелёная граница» как нечестный разговор о беженцах. Личное мнение

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Всеобщая декларация прав человека
ООН

Наста Захаревич, журналистка и беженка из Беларуси. Фото: Janis Skapars/RUS TVNET



Я шла смотреть этот фильм с большой настороженностью – мне очень хотелось увидеть, что польская режиссёрка Агнешка Холланд правдиво показала ужас беженства. Но одновременно с этим я боялась увидеть самую обыкновенную пропаганду. 

Sekojiet mums
“Facebook”

В итоге я увидела и то и другое. Но послевкусие осталось кисловатое – в очередной раз мне хочется поморщиться от того, как нагло кто-то пытается мной манипулировать, давя на чувство жалости и развитую эмпатию.

Чтобы вы лучше понимали, о чём речь, скажу несколько слов о сюжете: семья сирийских беженцев прилетает в Минск, чтобы оттуда через Польшу попасть в Швецию, где их ждёт родственник. К ним в пути присоединяется беженка из Афганистана, которая не стала ждать, пока к власти придут талибы. 

Все эти люди уверены, что главное – выбраться из Беларуси, и они оказываются совсем не готовы к тому, что в Польше их словят и отправят обратно за пределы ЕС. 

По ходу фильма их будут перебрасывать туда-сюда много раз, до финала доживут не все. Параллельно мы видим работу офицеров, охраняющих границу — они показаны как примитивное и практически абсолютное зло, и волонтёрскую команду, которая спасает людей в лесу.

Сразу оговорюсь: мне бесконечно жаль людей, которые поверили пропаганде Лукашенко и решили, что попасть через Беларусь в ЕС – хорошая идея. 

Я не считаю, что их можно избивать, натравливать на них собак, использовать против них электрошок, если они не агрессивны, или выталкивать их обратно через границу. И я уж точно никогда не стану говорить, что они заслужили бесчеловечное обращение, или что пытки можно оправдать якобы заботой о безопасности ЕС. Это, разумеется, просто чушь. Право на свободу от пыток – это единственное неоспоримое право человека, которое не может ограничиваться ни при каких обстоятельствах.

Но моё сопереживание обманутым людям не значит, что я готова соглашаться со всем и со всеми, кто вроде как на их стороне.

Я очень надеялась увидеть в фильме одну простую идею: людей нельзя пытать независимо от того, насколько они нам (не)симпатичны. Я надеялась увидеть хотя бы попытку отрефлексировать эту тяжёлую ситуацию, в которую Лукашенко (вероятно, вместе с Путиным) поставил и людей, ищущих лучшей жизни, и своих европейских соседей. Я так ждала признания в том, что ситуация действительно очень непростая, и что диктаторы, намеренно устраивая этот гуманитарный кризис, знали, на что давить. И что вот оно – наше слабое место, где так легко стирается налёт цивилизации и рвётся тонкая плёнка гуманности. Но ничего из этого я не увидела.

А увидела набор штампов из серии «плохие люди обижают хороших людей». 

Вот нам максимально милая и интеллигентная для своих жизненных условий сирийская семья – дедушка учит внуков сам, потому что в лагере беженцев нет школы, его дочка – очень любящая мать, зять – потерявший веру, но заботливый муж и отец, а собственно внучка и внук хорошо воспитаны, любознательны и умны. 

Женщина из Афганистана, присоединившаяся к ним, хорошо говорит по-английски, образована, разбирается в переговорах в стрессовой ситуации, с радостью учит сирийского мальчика английскому языку прямо в лесу. Потом они встречают пару, в которой, конечно же, есть беременная женщина.

Бинго! У нас перед глазами – полный набор типажей, которых очень хочется пожалеть. Сочувствовать им легко и приятно, выстроить с их участием противостояние добра и зла – проще простого.

Но в реальности трагедия леса, в котором настоящие люди мучаются месяцами, и где некоторые в итоге умирают, —  она ведь не об этом. Далеко не все там милые, приятные в разговоре и образованные люди с понятным нам набором ценностей. 

Там полно агрессивно настроенных, лгущих и циничных людей, готовых как угодно подставлять друг друга, лишь бы выбраться самим. Полно людей, с которыми нам совсем не хотелось бы встретиться вечером в переулке. И нет, часто на границе не многодетные семьи со стариками, а достаточно крепкие молодые мужчины.

И их всех тоже нельзя бить и пытать.

Когда мне пытаются продать картинку хороших правильных беженцев с посылом «посмотрите, ну как можно издеваться над такими милашками», я в это не верю. 

Я жила полгода в лагере беженцев, и я очень хорошо знаю, что это место, переполненное двумя субстанциями – болью и ложью. 

Беженцы – это не однородная масса бедных-несчастных людей, которых должно хотеться пожалеть. Всё гораздо сложнее. Среди них много подлецов, много тех, кто смотрит на тебя только как на ресурс. Многие из них озлоблены на мир и никому не доверяют. Да, вы можете мило болтать за чаем и даже, вроде как, подружиться, но никто из них никогда не попрощается с тобой перед тем, как сбежать в более богатую страну.

Но людей нельзя пытать независимо от того, насколько они честны с окружающими и насколько вам приятен их образ жизни. И именно этого посыла мне так не хватило в фильме.

Впрочем, сам жанр игрового кино, вдохновлённого реальными событиями, — очень рискованный и сложный. Чтобы сделать его хорошо, надо уметь мастерски ходить по лезвию, потому что когда реальные сцены смешиваются с выдуманными, становится слишком легко манипулировать зрителем. Заставить его поверить, что всё это – чистая правда, ведь фильм рассказывает о реальной проблеме, настоящей беде, которая существует прямо сейчас. 

Агнешке Холланд надо больше тренироваться ходить по лезвию, потому что при создания этого фильма она явно много раз ранилась и падала – всегда в одну и ту же сторону.

И с образом зла, воплощённого в пограничниках, получился перебор – мне казалось, что ещё чуть-чуть, и они начнут зиговать. И тут мы снова возвращаемся к теме сплетения правды и выдумки в этом фильме. 

В ответ на любую критику режиссёрка может просто сказать, что это не документальное кино, так что взятки гладки. А претензий и вопросов достаточно. И главный из них лично для меня звучит следующим образом: Агнешка Холланд действительно хотела показать боль нежеланных беженцев, или этот фильм – высказывание конкретно против правящей тогда в Польше правой партии, а беженцы в нём – инструмент, который просто можно использовать в своих целях?

Чёткого ответа у меня нет. Но я надеюсь увидеть однажды фильм, в котором на первом месте действительно будет призыв к гуманности и соблюдению прав человека. Нам всем очень нужно такое кино.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Поделиться

Выскажи своё мнение

Как стать колумнистом

Мнения на другие темы

Похожие новости

По результатам выборов в Европарламент в Сейме может освободиться место для Сабины Шнепсте — исполнительного директора думы Даугавпилса

В связи с избранием Вилиса Криштопанаса депутатом Европейского парламента, в Сейме может освободиться его депутатское место. Ближайший претендент на него — исполнительный директор Даугавпилсской думы Сабине Шнепсте. 

Выборы в Европарламент: порог в 5% прошли 7 партий, явка превысила предыдущую на 0,29%

Центральная избирательная комиссия Латвии 10 июня объявила предварительные результаты выборов в Европаламент. Прошли семь партий.

Фарфоровые дроны и железная Рита. История латышки, которая покупает дроны для ВСУ, продавая посуду

Рита Штейна коллекционировала фарфор уже много лет. Но с 2022 года это увлечение помогает ей собирать деньги на дроны для ВСУ.

О любви, границах, сексе и «долге» говорим во второй серии подкаста «Сентименталисты» 

Вторая серия подкаста "Сентименталисты" посвящена теме семьи и молодёжи. Со специалистами говорим о браке, сексе, любви в контексте семьи.
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: