«Школа может исцелить детей, у которых был негативный опыт в семье, и наоборот – может создать травму», — психотерапевт Нил Константинов

Психотерапевт, руководитель Центра подростковой и молодёжной психотерапии Нил Константинов. Фото со страницы Nils Sakss Konstantinovs в Фейсбуке.
Психотерапевт, руководитель Центра подростковой и молодёжной психотерапии Нил Константинов. Фото со страницы Nils Sakss Konstantinovs в Фейсбуке.

В последние годы всё чаще мы говорим о психическом здоровье подростков. «Сразу хочу подчеркнуть — психическое здоровье и тема подростков вообще, которая в последнее время особенно актуальна — это не означает сразу, что у подростков есть какие-то психические заболевания, которые надо лечить», — говорит руководитель Центра подростковой и молодёжной психотерапии Нил Константинов.

О том, как пандемия отразилась на психическом здоровье молодых людей, какую роль в благополучии подростков играют семья и общество он рассказал журналисту издания Diena Гунтарсу Гуте.

Поддержи «Чайку»:

Проблемы обострились

Как говорит Нил Константинов, в среднем каждый шестой подросток сталкивается с психоэмоциональными и психическими трудностями.

«Это означает, что подростки сталкиваются с определённой степенью стресса, напряжения или депрессии. Эта проблема достаточно выражена, мешает им полноценно функционировать… Например, успеваемость не так хороша, как могла бы быть, они не в полной мере вовлечены в различные виды деятельности», — говорит Константинов.

Он отмечает, что на детей повлияла и пандемия. Последствия её видны сейчас и проявятся позже.

«Те, кто выпал из учебного ритма, уже не могут вернуться к нему, те, у кого начались различные депрессивные кризисы, до сих пор от них страдают. Поэтому мы увидим последствия пандемии в долгосрочной перспективе», — отмечает специалист.

Каждому своя помощь

Говоря о помощи, Константинов отмечает, что очень важно разделять подростков, ведь хотя речь идёт о проблемах с психическим здоровьем в целом, под этим понятием скрывается очень широкий спектр – от подростка с умственной отсталостью до аутизма и подростка, который имеет соответствующую возрасту лёгкую тревогу или стресс и вообще не нуждается в какой-либо специальной помощи.

«Обычно мы говорим об этом на одном дыхании, но каждый случай совершенно разный. Некоторые из этих трудностей разрешатся сами собой, но для подавляющего большинства из них мы можем помочь, изменив окружающую среду, сделав школу более благоприятной, скорректировав распорядок дня, физнагрузку, питание и другие вещи, напрямую влияющие на психическое здоровье подростков», — говорит психотерапевт.

Он также отмечает, что в случае Латвии происходит наоборот:

«Мы как будто пытаемся предложить эту помощь абсолютно всем, кто сталкивается с проблемами психического здоровья. Это значит, что эти и без того немногочисленные услуги переполнены подростками, которые в них совершенно не нуждаются, а те, у кого самые тяжелые ситуации и кто действительно остро и давно нуждается в этих услугах, вообще их не получают».

Общество и среда решают больше

Нил Константинов говорит, что неправильно оправдывать психические проблемы детей только ситуацией в семье.

«Исследования показывают: школа, окружающая среда и друзья имеют гораздо большее влияние на поведение и благополучие подростка, чем семья. Поэтому роль общества фундаментальна, и самое главное, что мы можем сделать, — создать среду, подходящую для развития подростков.

В противном случае мы создаём школьную среду, совершенно не подходящую для нужд подростка, например, в которой он не имеет возможности нормально двигаться даже один раз в течение дня. А потом, когда у него начинается тревога или депрессия, мы удивляемся…

Но это полный абсурд, потому что это не его проблема, и не в нём что-то «сломано», а потому, что он растёт в неподходящих условиях», — говорит эксперт и подчёркивает, что мы, как общество, должны найти решение, чтобы «побудить подростков вести более активный образ жизни, иметь возможность полноценно общаться, иметь возможности для качественной деятельности после школы, вместо того, чтобы, по возвращении домой из школы делать домашнее задание ещё три-четыре часа».

Журналист заметил, что в соцсетях психотерапевт резко критикует рейды полиции в школы с целью найти у учащихся наркотические и другие запрещённые вещества. Константинов считает этот способ неэффективным.

«Привести собаку в школу, отобрать вейп у старшеклассника абсолютно ничего не решает, — говорит он. — Мы с коллегами очень много пытались сделать, чтобы подростки поверили, что школа — не просто учреждение, подобное тюрьме, больнице или аэропорту, а особое место, которое оказывает большое влияние на детей. Это влияние начинает напоминать влияние семьи.

Школа может исцелить детей, у которых был негативный опыт в семье, и наоборот – она может создать травму…

Школа влияет на всю нашу дальнейшую жизнь, а самое главное в школе – это отношения, эмоциональная обстановка. Всё хорошее, что происходит в школе, укрепляет эти отношения, безопасную среду, в которой ребёнок должен чувствовать себя как дома, в безопасности, где есть взрослые, с которыми у него складываются позитивные личные отношения и где он может получить поддержку, когда у него возникнут проблемы», — подчёркивает Константинов.

Прочитать всё интервью с психотерапевтом на латышском языке можно здесь.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments