Вторник, 21 мая, 2024

Синдром причастности: о потомках «завоевателей» Парижа, «наследниках» языка Пушкина и «чушпанах». Личное мнение

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Всеобщая декларация прав человека
ООН

Ольга Журавлёва, бывшая даугавпилчанка, лингвист и культуролог, исследователь советской (и не только) городской повседневности. Фото из личного архива



Каждый день, с самого утра и до позднего вечера, с телевизионных и Ютюб-каналов звучат всё новые и новые предложения к чему-либо примкнуть, унаследовать, продолжить или отказаться (как правило от событий прошлого). 

Читай нас в Telegram

Две недели назад на информационном портале DELFI появилась новость о литовском туристическом проекте, проходящим под слоганом «Вильнюс – это не “бывший СССР”».

Идея проекта, как я понимаю, заключается  не в том, чтобы опровергнуть историю, а в том, чтобы показать Литву новую и дать возможность туристам оценить её успехи за 30 лет вне зависимости от её негативного советского опыта. (Тут скажу, что мне-то всегда казалось, что Литве, с её богатейшим прошлым, никакой СССР не страшен). Эта инновация также синонимична пожеланиям и высказываниям граждан нашей страны. 

Алвис Херманис в одном из предыдущих своих интервью Meduza и в Facebook, комментируя ситуацию с «отменой» Э. Смильгиса, как творческой визуализации для своего театра, неоднократно повторял приблизительно следующее, что 30 лет независимости вполне достаточно для того, чтобы сконструировать новые ориентиры, и опора на «советское наследие», в каком бы то ни было виде, в Латвии неприемлема. 

Посыл, исходя из сегодняшней международной ситуации и истории Латвии, вполне понятный. Для нескольких поколений людей, рождённых в советский период — А. Херманис родился в 1965 году, общий культурный фон основывался на сложном комплексе травмирующих для многих идеологических установок, а человек намного лучше запоминает и считает для себя наиболее важными те события, которые пришлись на пору его детства и юности (Шуман Г., Скотт Ж. «Коллективная память поколений», 1992). 

Так что между решением латвийского режиссёра не использовать изображение Э. Смильгиса на здании своего театра и, например, требованиями к сносу статуй конфедератов в Капитолии в 2020 году, разница небольшая. Оба продиктованы травматической невозможностью идентифицировать себя и своего творчества с каким-то конкретным явлением.

Если механизмы «отмены» в общем и целом для меня понятны, то о так называемом «синдроме причастности» я этого сказать не могу. Термин был заимствован мной у Д. Плынова, автора одноименной книги по психологии («Синдром Причастности: Диагноз которого нет, а симптомы уже наблюдаются», Плынов Д., 2023), где он трактует это состояние, как желании присвоить себе, «унаследовать» культуру, событие, социальную группу или персоналии, без реальных предпосылок для этого. 

Недавно я столкнулась с этим явлением напрямую, когда на YouTube каналах с различными оценочными характеристиками обсуждалось пропагандистское обращение одного из Z-блогеров, где он буквально называет себя потомком тех, кто брал Париж (!). 

С одной стороны, не поспоришь – в 1814 году император Александр I действительно вступил во французскую столицу. С другой стороны, культурную причастность этого человека к событиями тех лет (и к любых другим, с поколенческим разрывом в 210 лет, которые он даже не изучил – в речи пропагандиста были допущены ошибки) весьма сомнительна, если не сказать больше. 

В конце концов мы, конечно, вольны выбирать те культурные ориентиры, которые нам ближе. Правда, достаточно часто эти события, в силу своей растиражированности, кажутся обманчиво близкими, но на самом деле таковыми не являются. 

Современные «наследники великого языка и культуры» — для меня, например, все языки и культуры велики, языком Пушкина в полном объёме уже не владеют, и такие слова как — десницы, перст, сургуч, алкать, буде, черница, сегодняшних молодых русскоговорящих людей приводят в замешательство. 

Как современные греки не похожи на участников вооруженного восстания в Греции в 1812 года, так и сегодняшние мы меньше всего напоминаем декабристов или даже участников второй мировой войны. 

В течение одного моего поколения нам — не знаю как вам, но мне точно, предлагалось стать то «внуками Ильича», то «детьми октября», то «последователями» Павлика Морозова, то наследниками великих побед: Невского, Суворова, Жукова. 

Я попыталась собрать только самую малую часть этого наследия, и опираясь на преподавательский опыт педагогов и историков (Л. Кацва, А. Кузнецов, Т. Эйдельман, С. Бунтман и д. р.) и доступные онлайн академические исследования, посмотреть, насколько мы сегодняшние этому наследию соответствуем.

Несколько лет назад на одном из российских сайтов, посвященном вопросам преподавания в вузах (сейчас уже недоступных), была опубликована статья педагогического отделения НИУ ВШЭ, в которой можно было прочитать об опыте проведения тестирования школьников на знание лексики из классических русских произведений. Не будем забывать, что это школьник российский, а не латвийский, с нашим всё будет обстоять гораздо хуже. 

Преподаватели собрали и озвучили довольно грустные и смешные примеры того, как мало, в сущности, связывает современного молодого человека с прошлым. Я привожу здесь только самые забавные ответы школьников: 

«буржуй» – богатый дворянин; «октябрята» – ребята, вступившие в партию; «эскадрон» – ипподром; «керенки» – крестьянки; «лорнет» – музыкальный инструмент; «острог» – населённый пункт, огороженный частоколом. 

Историю телеграфа дети перепутали с историей Telegram. Для многих из них события происходят одновременно и всё перепутано (С. Бунтман, Т. Эйдельман). Под словосочетанием «Анна на шее» молодые люди понимают «жениться на Анне», а Дмитрий Ларин (бригадир) из «Евгения Онегина» стал главой строительной компании. Ещё хуже старшеклассники и студенты разбираются в советизмах (это уже из собственного опыта): «женотдел», «продразвёрстка», «культмассовый сектор», «нэпман», «всеобуч» выглядят совершеннейшей абракадаброй в духе «капут драконис». 

Многие книги Вальтера Скотта, Фенимора Купера, Альфонса Доде, Жюля Верна, Рафаэлло Джованьоли читать сейчас совершенно невозможно даже взрослому (Л. Кацва). «Евгения Онегина» не читают тоже, смотрят экранизацию с Ральфом Файнсом, «Анна Каренина» ассоциируется с Кирой Найтли (Л. Борусяк, «Школьная литература: почему её не любят школьники», 2017). 

В СССР мы также наследовали героев кинематографических, но отнюдь не реальных. «Чапаевское наследие», например, ассоциировалось в первую очередь с фильмом «Чапаев» 1934 года, а затем уже с романом Д. Фурманова «Чапаев» 1923 года. В 60-х – с анекдотами, и после 1996 года — с произведением В. Пелевина «Чапаев и пустота». Сценарий для первой экранизации фильма «Чапаев» неоднократно менялся, книга, напечатанная в 1938 году, была изъята и вышла позднее в отцензурированном варианте.

B ходе политических репрессий реально действующие персонажи были расстреляны и их фамилии заменены на другие. Но для тогдашнего советского зрителя герой революции ассоциировался прежде всего с актёром Борисом Бабочкиным. 

То же самое произошло и с личностью Александра Невского. Экспроприировав его имя и наделив его внешностью актера Николая Черкасова, советский кинематограф создал одноименный миф, легендарную киноленту Сергея Эйзенштейна «Александр Невский». Этой теме посвящена прекрасная лекция А.Кузнецова и Л.Кацвы на канале «Дилетант»: «Александр Невский: древнерусский князь или артист Черкасов», посмотреть можно здесь

Не так давно в российском кинематографе происходили большие дебаты по поводу фильма «Союз спасения» 2019 года выпуска – ещё одна из неудачная попыток «повторить» исторический контекст, вызвавшая много споров в профессиональной среде, в основе которых — негативное упрощение сюжета и одобрение политики государственного террора. 

Большинству зрителей, тем не менее, фильм понравился. Конечно, после просмотра исторических кинофильмов, необязательного этого, практически любого, достаточно легко представить себя героем не только 1825 года, но и 1300-го. 

Если герой фильма выглядит как ты, поступает как ты и так же разговаривает, расстояние между тобой и историческим событием сокращается. Мы, сегодняшние, реконструировать Полтавское сражение или битву при Ватерлоо вряд ли способны, скорее — войну в Афганистане, Судане, Ираке или другое недавнее событие. 

На днях я стала свидетельницей как раз такой реконструкции. 

В рижском троллейбусе на одной из остановок в салон зашла группа русскоговорящих подростков. Коротко стриженные молодые люди в кожаных кепках и куртках пожимали друг другу руки и улыбались, когда самый высокий из них обращаясь к приятелям сказал «Привет, чушпаны». 

Не могу сказать, что я сразу почувствовала себя в 90-х, хотя я как раз воочию наблюдала дворовые «разборки» в позднем СССР, но их «наследники» изо всех сил постарались соответствовать эпохе и сериалу «Слово пацана. Кровь на асфальте» 2023 года. 

Конечно, было бы лучше, если бы они учились стрелять из лука и разбивать бивак (лагерь), а не брить затылки и размахивать кулаками. Но, как я уже писала выше, мы вправе выбирать, что нам наследовать.

Эти дети свой выбор сделали не в последнюю очередь благодаря кинематографу, но, в первую очередь, из-за социальной разобщенности и маргинализации части населения страны. 

Очень хочется думать, что все эти явления временны, мальчишки изменятся, а Z-пропагандисты исчезнут вместе со своими символами, но я уверена, что на смену одним «чушпанам» придут другие, и единственное, что мы можем сейчас сделать – это попытаться грамотно инвентаризировать хотя бы своё (персональное) прошлое, чтобы было с чем идти дальше и на что надеяться. 

Правда, одной надежды обычно бывает мало. Поработать над её исполнением придётся всерьёз и не одному поколению «наследников».

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Поделиться

Выскажи своё мнение

Как стать колумнистом

Мнения на другие темы

Похожие новости

«Гоголь проехался по нам», — режиссёр Улдис Тиронс об отмене спектакля с Чулпан Хаматовой

Новый Рижский театр объявил об отмене спектакля GOGOLIS. NATURE MORTE, одну из ролей в...

«Для меня это очень важно, что здесь, в Латвии, я могу быть на сцене и полноценно работать», — Хаматова о награде «Ночи лицедеев»

23 ноября на церемонии награждения "Ночи лицедеев" лауреатом в номинации «Лучшая актриса» стала Чулпан Хаматова, российская...

Мартиньш Стакис заступился за телеканал «Дождь»

Ни переехавший в Ригу из РФ телеканал "Дождь", ни его ведущая Екатерина Кортикадзе не...

Чулпан Хаматова станет актрисой Нового Рижского театра по приглашению Алвиса Херманиса

После того, как стало известно, что Чулпан Хаматова покидает Россию из-за несогласия с агрессивной политикой президента страны, Херманис пригласил Хаматову присоединиться к труппе Нового Рижского Театра
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: