Дом Единства (ранее Центр латышской культуры) — самое крупное культурное учреждение Даугавпилса. В год в его стенах проводятся сотни мероприятий, как своих, так и других организаций. Во время пандемии культурная жизнь здесь ни на минуту не останавливалась. Уже больше 20 лет Домом Единства руководит заслуженный работник культуры, кавалер Ордена Трёх звёзд Регина Османе. Она и её коллеги рассказали «Чайке» о том, как переживали пандемию, об особенностях культуры по-даугавпилсски и о планах на два городских культурных объекта — Форштадтском доме культуры и Стропской эстраде, которые находятся на балансе Дома Единства. Это заключительный материал о культурных центрах и национальных обществах Даугавпилса. (Интервью мы записывали ещё до объявления локдауна).

В беседе участвуют: руководитель Дома Единства Регина Османе, организаторы культурных мероприятий Инесе Ивулане-Межале, Анастасия Леонова, специалист по общественным отношениям Диана Брейдака и руководитель самодеятельных коллективов Наталья Мишковская.

О смене названия

Регина Османе:

Чуть больше года назад Центр латышской культуры переименован в Дом Единства. Дело в том, что впервые этот вопрос встал ещё в 2007 году, когда начали писать первые проекты на получение инвестиций в реновацию нашего Дома Единства. Европроектов тогда ещё не было, инвестиции шли из государственного бюджета. Ремонтировали наш зал, библиотеку, театр, крышу здания и т. д. И в государственных инстанциях возникла путаница — чиновники не могли понять: мы юридически считались Центром латышской культуры, а здание, в котором шёл ремонт — Дом Единства, они не понимали, почему я делаю ремонт, например, в театре, какое отношение я к нему имею? И уже тогда они посоветовали переименовать.

Я считаю, это очень правильно сделано, потому что, когда здание строилось, его и нарекли Дом Единства, и юридически теперь адрес тоже такой.

Хорошая аура 

Дом Единства завораживает. Это мне сказала Надежда Алексеевна Громова, которая здесь работала с 1946 года. В доме заложена душа его архитектора Вернерса Витандса. А ведь ему было всего 33 года, когда он спроектировал такую махину. Дом Единства является самым большим зданием не только Даугавпилса, но и Латгалии, он занимает целый квартал. Это почти 74 000 квадратных метров и 4,5 тысячи квадратных метров крыши. И дому очень повезло, что он не был разрушен в войну. 

Исторически лучше всего сохранилась театральная часть здания. Строители, когда делают у нас ремонты, часто удивляются тем технологиям, которые использовались раньше. Например, когда в театре шёл ремонт, нашли соединения электрокабелей, которые были обмотаны газетами 1934 года. Исторически в доме были две летние террасы — одна там, где у нас сейчас кафе, и вторая на 3-м этаже со стороны улицы Саулес, справа от входа в театр.

И дом должен служить для тех целей, для которых он был построен. Аура этого дома очень позитивная, нам очень повезло, что мы здесь работаем. В 2022 году будем отмечать 85-летие Дома Единства.

Ремонт — явление постоянное

Ремонты у нас идут постоянно, то одно, то другое, в таком здании невозможно сделать всё и сразу. Вот только что закончили делать так называемый «карман сцены» в Даугавпилсском театре — это помещение для декораций.

Мы, конечно, очень ждём, что всё это разрешится. У нас уже утверждён проект реновации лифта с улицы Саулес и оборудования выставочного зала. Но это европейский проект совместно с Белоруссией, и на сегодняшний день ситуация такова, что мы боимся, что этого всего может не быть.

Есть какие-то мелкие ремонты, а так мы активно ищем проекты, в которых могли бы участвовать. Сейчас работаем над бюджетом следующего года, закладываем средства, чтобы разрабатывать технические проекты. Многие уже разработаны — например, нужно закончить реновацию крыши, оборудовать вентиляцию в концертном зале.

О доме культуры на Старом Форштадте

Мы очень рады, что самоуправление включило нас в программу европроектов, в рамках которой мы сможем начать реновацию Форштадтского дома культуры. Это, в первую очередь, утепление. Проект уже активно разрабатывается, думаю, через год уже будут результаты. Конечно, в перспективе у нас большие изменения именно по работе этого центра. Там живёт много людей — это и частный сектор, и Новый Форштадт, и мероприятия центра всегда были популярными. Нужно, чтобы там был такой центр культуры. 

О Стропской эстраде

Я думаю, что Стропская эстрада должна быть реконструирована и должна полноценно работать в течение всего года. Эту территорию нужно развивать. Эти мысли появились уже давно, с тех пор, как эстрада сгорела. 4 мая 2002 года эстраду подожгли. Я когда приехала туда, у меня был шок. Слава богу, что все живы остались. У нас там прямо жила дежурная. 

Проекты уже давно разрабатывались, но это миллионные вложения. Я часто там бываю, и в будни, и в выходные — там очень много людей отдыхает, очень много тренируется спортсменов. Я со многими разговаривала, интересовалась: что люди здесь видят, что хотели бы? В целом, идея была и есть такая — чтобы эстрада была круглогодичным комплексом отдыха, а не просто эстрадой, чтобы здесь были прокат инвентаря, кафе, тренажёры, стационарные туалеты и т. д. Самое главное, чтобы она была огорожена, тогда здесь можно будет разместить какую-то технику, проводить трансляции. Я хорошо помню, как на эстраде проводились большие концерты, гастроли разные, но артистам было невыгодно там выступать, потому что это требовало больших затрат — нужно было везти с собой генераторы, звуковое, световое оборудование и пр. Плюс охрана из-за не огороженной территории. А это значит, что входной билет должен был стоить дорого.

Когда только начались разговоры об эстраде, кладбище ещё не было к ней так близко, сейчас же там можно было бы поставить высокий забор. Летом кладбища не видно из-за деревьев.

Что касается концертного зала, то я могу сказать, как работник культуры — нам такое пространство под открытым небом нужно. Это тоже давно обсуждается, лет 15. Нужно, чтобы он был крытым, но не капитально, а как типа навеса, чтобы проводить концерты и во время дождя, и во время палящего солнца тоже. Конечно, с финансовой и хозяйственной точек зрения нужно продумать, как и на что содержать такой объект.

Было очень тяжело

Регина:

Пандемию, конечно, мы все очень заметили. Наши технички даже плакали — им приходится убирать большие площади, и они говорили, что никогда не слышали такой тишины. У нас в нормальные времена поток людей сумасшедший был — по несколько мероприятий в день, участники коллективов приходят на репетиции, туда-сюда дети и взрослые, шум, гам. И вдруг такая тишина. Этот неприятный процесс, который во всем мире происходит, затронул каждую семью, каждое учреждение. Но он дал возможность сделать какой-то анализ, посмотреть, кто что умеет, кто на что способен в разных ситуациях. Хуже всего было коллективам, в котором много пожилых участников, не всем удаётся удалёнка. 

Конечно, собраться после такого перерыва — большая проблема. Коллективы у нас не распадаются, но меняются составы, потому что дети, молодежь заканчивают школу и уезжают. Особенно приятно, когда есть преемственность поколений, когда у нас танцуют или поют родители, дети, внуки… 

Вообще, всё это очень тяжело. Это как и в школе, прежде всего, коллектив — это тесное общение. У них были концерты, поездки, участие в фестивалях за границей, они могли себя презентовать, чувствовали, какого они уровня. А сегодня всё это остановилось.

Недавно мы потеряли нашего замечательного хореографа Ивара Миронова. Это был настоящий профессионал, патриот своего дела.

Анастасия: 

Когда началась пандемия, было сложно принять, что нельзя что-то проводить, организовать. Всё застыло. Мы, конечно, фантазировали, как могли. Придумали, например, игровой прогулочный маршрут-квест с QR кодами «Весна вместе с Зиедонисом» и познавательную игру «В поисках знаков Усиня». Семьи активно участвовали, всем нравилось, возможно, оставим такой формат мероприятия, тем более, что снова ситуация с заболеваемостью ухудшилась. 

Очень активно всё это время работал Дом традиций, который открылся в августе прошлого года. 

Наталья:

Тяжело было очень во время ограничений. Участники коллективов использовали любую лужайку, любую площадку, чтобы репетировать. Это же не только для того, чтобы поддержать свой высокий уровень, но в первую очередь, коммуникация. Они готовятся к Празднику песни, они чувствуют, что сохраняют это нематериальное наследие.
Дом Единства — это место, где все другие культурные и национальные общества проводят свои мероприятия. В этом и есть его смысл — единение. 

Воспитание публики

Анастасия:

Август у нас был очень наполнен мероприятиями, и мы видели, что по сравнению с годами, когда пандемия не бушевала и залы были полные, на очень хорошие, профессиональные концерты приходит очень мало людей. Мы это связываем, во-первых, с тем, что даже людям, которые вакцинированы, все же страшновато собираться, но в то же время абсолютно пустых залов у нас не было.

Регина:

Да, нам приходится слышать, что в Даугавпилсе ничего не происходит. А с другой стороны, говорят: зачем всё это надо, все эти песни, танцы… Почему-то никто не задумывается, что городское самоуправление даёт возможность творчески бесплатно развиваться. Это счастье, если ваш ребёнок чему-то научится. Не для того, чтобы ему стать звездой, а для того, чтобы он развивался и физически, и умственно. И очень важно, что он в коллективе. Мне одна русская семья сказала: «Мы специально отдали ребёнка сюда, чтобы он изучал язык и традиции, он здесь общается. А все комментарии может писать человек, безразличный ко всему. Тот, кто никуда не ходит, но разбирается во всём.

Я рада, что мы в городе воспитали и у нас появилась очень большая категория зрителей, которые ходят на классические концерты. Ведь мы когда начинали, их было минимум. А сегодня раскупают билеты. Мы имеем возможность приглашать звёзд, и люди платят всего 5 евро. 

Инесе:

В этом году мы в рамках фестиваля ReStArt показывали фильмы финалистов Манхэттенского международного фестиваля короткометражных фильмов Manhattan Short — на это мероприятие в Риге билеты раскупаются за час. У нас было не очень много людей, возможно, люди не знали или им это неинтересно. У нас запланирован показ нового латвийского фильма «Эмилия — королева прессы», он уже стал знаменитым, а также фильмов мирового кинематографа. Надо воспитывать нашу публику и подстраиваться под её интересы. Нельзя сделать мероприятие «для всех». Ну не может, например, опера нравится всем. Как и поп-музыка. Каждый выбирает то, что ему нравится.

Никто не приглашается просто так

Анастасия:

Поначалу очень затрагивают эти комментарии в социальных сетях — когда те, кто никуда не ходит, критикует то, что происходит. Те, кто работает в культуре, они знают, сколько сил и души в это вложено. Человек, который привык лежать на диване и щёлкать пультом, не встанет и не пойдёт на концерт, ему это не надо. У него, к сожалению, наверное, слишком узкий кругозор. Ну есть такая категория людей, это всегда было. Те, кто приходит — приходят постоянно. И они уходят с восторгом, с благодарностью, потому что они получают ту дозу позитива, которую мы вкладываем в эту работу. Каждый концерт продуман, проанализирован — а нужен ли он нашей публике. Ни один артист не приглашается просто так. 

По национальности никто не делит

Наталья:

В Доме Единства 17 коллективов, два профессиональных — это оркестр Daugavpils sinfonietta и духовой оркестр Daugava, остальные самодеятельные. Всего это около 1 000 человек от самых маленьких до сениоров 90 лет, и все они занимаются творчеством, работают в своих коллективах как одна семья. Нам приятно, что мамы и папы, которые сами танцевали или пели, приводят потом своих детей, или бабушки и дедушки приводят внуков. Такая преемственность поколений. Здесь никто не делит, кто ты по национальности. В коллективах танцевальных, фольклорных у нас больше латышей — потому что они с детства больше знакомы с этими традициями. А в оркестрах, студиях, хорах люди говорят на языке музыки, и там абсолютно все равно, какой ты национальности. Это очень дружные коллективы. 

Призвание — работник культуры 

Регина: 

Я 30 лет отработала в культурном отделе строительного треста, это был неоценимый опыт работы в замечательном коллективе. Там меня научили работать со строителями, вообще в этом разбираться. Сильная организация, масса людей, хорошая материально-техническая база, крупные мероприятия на определённую аудиторию.

Когда я пришла сюда, то снова окунулась в ту сферу, которой занималась всю жизнь. Я погрузилась в поиски денег на ремонты, в создание новых творческих коллективов, организацию мероприятий. И сегодня я могу сказать, что в Доме Единства сформировался такой коллектив профессионалов, специалистов, которым я очень горжусь. Очень многие, кто пришёл работать давно, работает и сейчас, а молодежь, которая у нас появляется, тоже остаётся. Все знают, что им делать, и мы не делим друг друга, скажем, на директора, представителя творческого коллектива или техперсонала. Мы все — работники культуры. И можно сразу сказать о тех, кто приходит в профессию культуры — останется он в ней или нет. 

Я считаю, что работникам культуры нужно обязательно повышать зарплаты. Зритель сейчас требовательный, а ведь многие руководители коллективов в Латвии не получают за свою работу ничего. Требования растут, и чтобы такие коллективы были на уровне, их руководители таких должны быть «птицами высокого полета». И зарплаты значит у них должны быть соответствующими. Никто не работает в культуре пресловутых «8 часов», это работа по вечерам, выходным и ночам, работа тогда, когда надо. 

Читайте и другие материалы из этой серии на «Чайке»: здесь найдёте материал о Центре белорусской культуры, здесь о Центре польской культуры. Интервью с председателем Еврейской общины здесь, Украинского общества — здесь, а Центра русской культуры — здесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments